In English

Контакты Напишите нам

+7 495 975-94-26 Закажите звонок

25 марта 2016 года доцент ИБДА, Мартиросян Э.Г., дал развернутый комментарий в прямом эфире Коммерсантъ ФМ в отношении нехватки женщин в вакансиях в российских компаниях и как следствие дефицит женщин в экономике труда в России

25.03.2016

Рынку труда не хватает женских рук. Россиянки по-прежнему экономически неактивны из-за раннего материнства, пишет газета «Коммерсантъ». Недостаток различных форм занятости мешает женщинам оставаться на рынке труда при рождении детей. Их доля в числе экономически неактивных граждан РФ существенно выше европейских показателей, выяснили в Высшей школе экономики. При этом среди молодых мужчин в России уровень безработицы, наоборот, ниже, чем в странах ЕС. Доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии РАНХиГС Эмиль Мартиросян ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Алексея Корнеева.

— Действительно есть такая проблема — нехватка женских рук на российском рынке труда? И для кого это проблема — для государства, работодателей или молодых женщин?

— Эта проблема действительно есть, она не новая для нашей реальности. Но я бы не смотрел на нее однобоко как на проблему непосредственно женщин или проблему бизнеса. Как показывает практика, международные компании, российские компании, ведущие бизнес в России, нивелируют эту проблему. То есть рынок труда предлагает по разным специальностям как женщин, так и мужчин на конкретные позиции. Я бы говорил о проблеме на уровне экономики государства и именно на уровне регистрации новых компаний, стартапов, именно предпринимательской активности женщин. В этом как раз есть большая проблема.

Если посмотреть, например, на опыт Швеции или Нидерландов, где доля женщин-предпринимателей, которые начинают свое дело, составляет около 60% от всех предпринимательских проектов, то наши показатели очень-очень низкие, несравнимые. На мой взгляд, проблема даже не в том, что нет занятости женщин, женщины в нашей стране достаточно активны, а в том, что нет самозанятости женщин именно в своих собственных предпринимательских проектах и стартапах. Эта проблема есть.

— То есть спасение утопающих — дело рук самих утопающих? Сами женщины инертны, вы это хотите сказать?

— Нет-нет, вопрос в том, что слово «предпринимательство» в нашей стране имеет некий другой окрас — это не малый и не средний бизнес. И, конечно, женщина, которая планирует начать свой проект, оценивает все условия и все возможности, которые существуют, и в какой-то момент времени принимает решение, что не будет этим заниматься, потому что малого и среднего бизнеса в России мало, до 5% от общего ВВП. И как раз если посмотреть на опыт тех стран, которые я отметил, именно реализацию существующих программ поддержки женского предпринимательства на уровне малого бизнеса — это на законодательном, на финансовом, на всех уровнях власти и поддержки возможно реализовать. Поэтому это даже не дело рук самих утопающих, это дело рук государства, которое может создавать специальные программы по развитию и поддержке женского предпринимательства в малом бизнесе.

— Может, но не хочет?

— Сегодня нет мотивации это делать, потому что бюджет страны, мы знаем, наполнен сырьевыми доходами, есть задача развития малого бизнеса, но она не является острой сегодня.

— А вообще можно говорить о дискриминации молодых женщин с точки зрения в том числе и материнства, когда их и неохотно берут на работу, и у них, как вы сами говорите, довольно мало возможностей для того, чтобы начинать свой бизнес, насколько в этом отношении проблема для России актуальна? И зарплата, кстати, тоже отличается в таких условиях.

— Это было некоторое время назад, я бы не говорил, что такой тренд есть сегодня, я бы говорил больше о том, что сегодня очень многие российские компании перенимают опыт международных компаний, ведущих бизнес в России, которые уравнивают права женщин и мужчин, способности женщин и мужчин как в корпоративном управлении, так и в какой-то специальной отдельной работе. Такого я не наблюдал бы, но здесь, опять же, нужно делить вопрос на два. Есть практика больших городов уровня Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска и так далее, есть практика работы женщин в регионах, в глубинке. На мой взгляд, если мы посмотрим на мегаполисы, там сегодня не может идти речи о дискриминации, поскольку женщины — полноправные участники и сотрудники компаний, фирм, проектов и так далее. Если говорить про регионы, то, на мой взгляд, там ситуация отстает от этого уравнивания, и мне кажется, там могут быть такие элементы.

— Но все-таки некий гендерный разрыв в уровне безработицы на российском рынке труда существует?

— Конечно, да, ввиду нашей ментальности и ввиду культурной особенности, которая у нас есть. Мы не Швеция и не Соединенные Штаты, чтобы выставлять и использовать женщин в превосходстве над мужчинами, у нас нет такого, конечно.

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/2946369

Задайте нам свой вопрос с помощью формы обратной связи

Выберите тематику вопроса

Введите символы с картинки
Обновить

Наши менеджеры ответят Вам в течение одного
рабочего дня. Спасибо!