In English

Контакты Напишите нам

+7 495 937-07-47 Закажите звонок

Институт бизнеса и делового администрирования Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

5ballov.ru


05.06.2009
"Профессия менеджер". Интервью декана факультета международного бизнеса и делового администрирования И.В.Колесниковой

В последнее время одной из самых популярных профессий стала профессия менеджера. Школьники и студенты – все хотят быть менеджерами. Но что же скрывается за столь привлекательным термином? И где надо учиться, чтобы стать настоящим менеджером? На эти и другие вопросы журналиста сайта «5 баллов» Юлии Дроздовой ответила декан Факультета международного бизнеса и делового администрирования ИБДА д. ф. н., профессор Ирина Владимировна Колесникова.

С 2009 года все вузы обязаны принимать результаты ЕГЭ. Ирина Владимировна, с Вашей точки зрения, насколько результаты ЕГЭ соответствуют знаниям абитуриентов и нужны ли дополнительные испытания для того, чтобы отобрать наиболее подходящих студентов?

Не все то, что хорошо работает на Западе, подходит для России. Систему тестовых экзаменов (ЕГЭ) для российских школьников следует либо существенным образом переработать, либо вообще отказаться от нее. Как показывает мой опыт, результаты Единого госэкзамена неадекватно отражают знания школьников. Экзамены – это лотерея, поэтому они никогда не дают точной информации о тех знаниях, которыми обладает вчерашний школьник. ЕГЭ – это еще большая лотерея, а тестовый характер делает его еще и обезличенной лотереей. У меня была возможность сравнивать результаты ЕГЭ и результаты наших вступительных экзаменов. К сожалению, вынуждена признать, что совпадение результатов, – скорее исключение, чем правило. Кроме того, есть ряд профессий, где этих формализованных и не всегда корректно подсчитанных результатов не хватает. Это, в первую очередь, все творческие специальности. И наша профессия относится к их числу. Не каждый может быть балериной или художником, так же далеко не каждый может быть руководителем или предпринимателем. Здесь тоже требуются совершенно специфический набор качеств, необходимый для успешного обучения и работы.

Министерство образования обязало нас принимать результаты ЕГЭ по русскому и английскому языкам и математике. К счастью, Академия вошла в число 24 вузов, которым разрешено проводить дополнительные испытания, в нашем случае – это дополнительный экзамен по математике. Математика – это тот предмет, который структурирует «мозги». По английскому языку мы имеем право провести дополнительное испытание только с целью формирования языковых групп с точки зрения уровня владения языком. Для нас же высокий уровень владения английским языком является очень важным требованием – у нашего вуза международная направленность. Надо сказать, что группу «нулевым» английским у нас нет уже несколько лет. Даже самая слабая языковая группа выглядит более чем достойно на общем фоне выпускников российских школ.

Кроме того, чтобы получить хотя бы приблизительное представление о тех, кто приходит в наш вуз со свободного рынка, т.е. минуя подготовительные курсы, мы в неформальном режиме проводим психологическое тестирование и просим написать эссе на заданную тему.

Сколько детей из тех, что приходят в сентябре-октябре на курсы, в конце концов, становятся Вашими студентами?

Поступает примерно 90% из тех, кто учился на подготовительных курсах, мы отсеиваем около 10%. И мы считаем, что это абсолютно нормальные цифры, особенно если учесть, что у нас далеко не тысячные потоки. В этом году на бакалавриате у нас первый раз был набор в 80 человек.


В 2009 году мы планируем набрать 90-100 человек, понимая при этом, что полной, объективной информации о наших абитуриентах получить не сможем. К сожалению, одного экзамена по математике не достаточно, чтобы определить наш ли это человек или нет. Кроме того, как известно, далеко не все результаты ЕГЭ честные. Поэтому сначала наберем, а жизнь потом покажет, кто есть кто. И тех, кто попал к нам случайно, мы отчислим.

Собственно говоря, это вполне европейская практика – дать возможность молодым людям продемонстрировать свои способности, свой потенциал.

Большинство студентов ФМБДА учатся на контрактной основе, причем цена обучения довольно высока. Означает ли это, что Вы не отчисляете студентов или же имя вуза и «марка» дороже денег? 

Мы отчисляем студентов, как с бюджетного, так и с внебюджетного отделения. В этом году из 80 студентов первого курса шестеро были отчислены. Мы дорожим нашей репутацией, и никакие коммерческие соображения не могут перевесить чашу весов.

Все случайные люди отсеиваются уже на первом курсе. Не зря говорят, чтобы узнать человека надо с ним либо жить, либо работать. Все то, что мы не смогли выявить на стадии приема, раскрывается в процессе обучения уже на первом курсе. С другой стороны, мы всегда оставляем людям право на ошибку, если у человека нет права ошибиться, у него не будет никакого внутреннего роста. Но и злоупотреблять таким правом тоже не стоит.

Может ли отчисленный студент восстановиться и часто ли отчисленные пользуются таким правом? 

Да, конечно, право восстановиться у таких студентов есть. Примерно 75% отчисленных таким правом пользуются. Надо сказать, что академический отпуск или отчисление очень хорошо воспитывают человека. В этой ситуации у студентов наконец-то закладывается механизм самоконтроля, который зачастую отсутствует у выпускников частных школ и гимназий, а так же детей закончивших экстернат или занимавшихся с репетиторами.

Т.е. Вы скептически относитесь к таким детям?

Я плохо отношусь к экстернату. Я считаю, что в рамках средней школы ребенок должен получать полноценное среднее образование. Во-первых, дети не могут за год освоить два года школьной программы, а во-вторых, они приходят слишком молодыми, они моложе всего остального потока. Как правило, это происходит с мальчиками, которых родители, в стремлении застраховать от армии, переводят на обучение экстерном, чтобы у них год был в запасе на поступление в институт. А в институте выясняется, что у таких детей не выработано привычки к систематическим самостоятельным занятиям.

Надо признаться, что и к репетиторам я отношусь скептически. Казалось бы, вот он индивидуальный подход, но ведь такой подход атрофирует интеллектуальные мышцы у ребенка. Дело в том, что все свои силы, всю свою энергетику репетитор направляет только на одного ребенка, который впоследствии оказавшись в аудитории, где сидят 60 человек, уже не способен уловить мысли и энергетику преподавателя. Именно в этом заключается опасность репетиторства. Дети, которые не могут учиться в группе – это не наши студенты. Если человек собирается стать предпринимателем или управленцем, он должен научиться собирать информацию из всех возможных источников. Поэтому человек, который не способен услышать преподавателя в группе, должен либо подрасти в академическом отпуске, либо сменить место обучения, и желательно, и специальность.

Насколько тесны взаимоотношения с родителями и студентами?

У нас небольшие наборы и это позволяет нам знать всех студентов не только в лицо, но и по имени-отчеству.
С недавнего времени мы стали вывешивать на сайте отчет о посещаемости студентов. После этого, во-первых, улучшилась посещаемость, а во-вторых, родители получили возможность быть в курсе успеваемости своих детей.

Мы много работаем с нашими студентами, мы вместе готовили 20-летие нашего института, а сейчас готовимся в 7-ой раз принять участие в конференции, проходящей ежегодно в Твери. Эта поездка на конференцию, в которой принимает участие 30 – 40 человек, становится одним из лучших воспоминаний о студенческой жизни.

Если говорить об абитуриентах, какими личными качествами они должны обладать?

Результаты вступительных экзаменов не показывают главного – умения человека учиться. Те знания, которыми обладают наши абитуриенты, которые приходят к нам учиться на подготовительные курсы, еще ничего не говорят об их обладателях. Очень многое зависит от семьи, от школы. Многие наши абитуриенты приходят к нам еще в 11 классе на подготовительные курсы. Первое представление о них мы получаем спустя 3 – 4 месяца их обучения на курсах, после проведения январских контрольных мероприятий. Тогда же мы проводим предварительный отсев. Мы, в отличие от большинства наших коллег, уже зимой некоторым детям, не показавшим никакого прогресса, вежливо и интеллигентно предлагаем выбрать другой вуз. Обучение на подготовительных курсах не дает никакой гарантии поступления, мы всего лишь готовим наших абитуриентов к поступлению.

На собеседовании я всегда спрашиваю абитуриентов: «Какими, с вашей точки зрения, качествами должен обладать менеджер?». И надо сказать, что суждения высказываются самые разные.

Я бы сказала, что наши абитуриенты должны обладать лидерским потенциалом, быть открытыми новому, способными быстро реагировать и быстро принимать решения, обладать интересом к людям, любить людей и любить общаться с ними, уметь брать на себя ответственность. Каждый человек – лидер ровно на только, насколько он может взять на себя ответственность.

Ваши абитуриенты должны обладать лидерскими качествами, насколько сложно лидерам взаимодействовать между собой?

Непросто. Все наши студенты несут сюда свой прошлый опыт – привычку быть лидером в своих коллективах. И от этого опыта им сложнее всего отказаться. И здесь зачастую требуется помощь педагогов, которые помогают выстроить новую иерархию, где каждый занимает место согласно своим реальным возможностям. У многих ребят происходит переоценка своих возможностей и тут опять на помощь приходят педагоги, которые помогают ребятам найти пути для самореализации. Я считаю, что нам не хватает такой воспитательной структуры, как комсомол, который давал дополнительное поле для деятельности и возможность самореализации. Идеология идеологией, но, тем не менее, это было альтернативное поле для деятельности и самореализации.

Т.е. комсомола не хватает?

Не хватает, но нельзя войти в одну реку дважды. Поэтому нам, педагогам, приходится помогать ребятам, подсказывать в какой еще области они могут реализоваться. В этом смысле, я думаю, мы интереснее многих наших коллег, потому что у нас есть то, что называется студенческой жизнью. Есть и капустники, есть и какие-то знаковые события, такие как день рождения института и участие в студенческих конференциях.

Сейчас у наших ребят появилось новое поле для деятельности – они вместе с голландскими студентами в он-лайн режиме готовят маркетинговые проекты. В июне, когда голландцы приедут в Москву, они объединят свои живые усилия. Итогом их совместной работы станут общие проекты, которые они будут презентовать. Эти проекты делаются по заказу крупных голландских компаний, рассматривающих возможность и пути выхода на российский рынок. Такие проекты помогают сплотить ребят, преодолеть поколенческие и общекультурные проблемы.

В большинстве бизнес-школ преподаватели к каждому курсу пишут свои учебники. Практикуется ли это на Вашем факультете и насколько это распространено?

Да, конечно, наши преподаватели пишут свои учебники, но ведь есть такая вещь как государственный образовательный стандарт, а это означает, что в каждом курсе должен быть определенный процент универсального содержания. А значит, без общегосударственных учебников, которые освещают это универсальное содержание нам не обойтись – зачем заново изобретать велосипед?

Наши преподаватели пишут не учебники, а то, что называется учебно-методическими пособиями, которые зачастую бывают более интересны, чем учебники. Хотя бы в силу своей мобильности. Такие пособия дешевы в производстве и, самое главное, они, в отличие от учебников, никогда не устаревают – их легко и дешево заменить на новое издание с исправлениями и дополнениями. Вот, например, методическое пособие «Налоги и налогообложение». Оно было издано осенью 2008 года и сейчас уже устарело – были приняты поправки к уже существующим законам, введены новые, упразднены старые. К началу следующего учебного года преподаватель напишет новое учебное пособие. Поэтому и тираж у таких методичек условный – 100 экземпляров. Учебники и пособия дополняют друг друга. Есть вещи, которые не устаревают годами, и они прекрасно отражены в учебниках, а есть информация подвижная, вариативная, меняющаяся. Пособия служат своего рода путеводителем для студента. Они представляют собой авторский конспект лекций, но главное содержат описание форм и видов самостоятельной работы студентов, здесь же даются методические указания, как выполнять разного рода задания.

Это общемировая практика, и мы ничего нового в этом не открыли.

Жизнь не стоит на месте, насколько часто меняются курсы?

Поменялось все, за исключением государственного образовательного стандарта, – и жизнь поменялась и люди поменялись. Ныне действующий образовательный стандарт был принят в 2001 году, и принятие образовательного стандарта нового поколения отложено еще на год. Любой государственный образовательный стандарт устаревает уже в момент его публикации, потому что он готовится несколько лет, и зачастую готовится людьми, далекими от реалий образования, реалий бизнеса. Но надеюсь, что новый образовательный стандарт будет иным, потому что к его разработке были причастны довольно компетентные люди.

Есть стандарты, за рамки которых мы не имеем права выходить, в противном случае нам не подпишут ни один диплом. Но все же мы находим выход из положения – нам приходится отступать от образовательного стандарта по части загрузки студентов аудиторными часами. По нормам у студентов должно быть 24 аудиторных часа в неделю. У нас же таких часов 40. Это связано с тем, что мы даем глубокую языковую подготовку, фактически наши студенты учатся по двум программам – лингвистической и профессиональной.

Что касается курсов, то они не только обновляются, но и дополняются новыми. И тут встает серьезный вопрос – как их поставить в расписание, ведь из 40 часов в неделю у нас практически половина уходит на языки.

В рамках государственного образовательного стандарта у нас очень небольшая возможность для маневров – порядка 10%. Но мы используем и эти 10%. Мы ввели сквозную дисциплину – проектирование, где студенты под руководством преподавателей-практиков решают совершенно конкретные задачи, выполнение которых требует междисциплинарного подхода. Проектирование – это совершенно уникальный образовательный метод, позволяющий решить сразу много задач. Студенты понимают связь между различными дисциплинами, учатся пользоваться полученной информацией для решения конкретных задач, а при дефиците информации учатся ее получать из самых разных источников. Участие в групповых проектах зачастую помогает решить вопрос лидерства и выстроить иерархию отношений. Кроме того, ребята учатся решать задачи очень сложные для русского человека, такие как делегирование полномочий, способность достигать компромисса.

Что дает студентам участие в групповых проектах?

Групповые проекты – это великая вещь. И у нас их несколько. Часть проектов разрабатывается в рамках учебной программы, часть выполняется нашими студентами по заданию реальных бизнес-игроков. Например, в прошлом году ребята делали такие проекты для группы компаний «Самохвал» и Таганского мясокомбината. Надо сказать, что заказчики были поражены, качеством работы студентов, серьезностью в подходе к решению поставленных задач, идеями студентов.

Эти проекты решают не только образовательные задачи, но коммуникативные задачи развития детей, задачи интенсивного общения и узнавания людей. Кроме того, участие в групповых проектах готовит студентов к практике, поэтому в конце второго курса, когда студенты отправляются на практику, они чувствуют себя уже довольно уверенно. После окончания практики работодатель заполняет анкету на каждого студента. Ребята же пишут отчет о проделанной работе, а также о тех проблемах, которые им удалось выявить на предприятии. Они структурируют их, делают анализ и разрабатывают рекомендации для решения выявленных проблем. Во время защиты отчетов опытные педагоги задают ребятам такие вопросы, которые подталкивают их к рефлексии и позволяют понять, что они реально знают и могут. После защиты отчета о практике ребята пишут аналитическую работу по одной из проблем, которую они обнаружили на предприятии. По итогам этих аналитических работ отбираются претенденты на лучший отчет о практике. Авторы лучших отчетов занимают почетное место на сайте нашего института. После третьего курса наши студенты проходят еще одну практику на предприятии и далее – по той же схеме. И в результате, к 4 курсу уже все хотят работать и надо сказать, что многие работают.

Успевают совмещать?

Успевают. Конечно, это имеет свою цену, но все-таки успевают. Я до последнего момента сопротивляюсь их работе и всегда говорю: «Сейчас вы заработаете 20 копеек, в то время как ваша учеба стоит рубль». Надо сказать, что некоторые ребята зарабатывают и зарабатывают хорошо. Но для них на данный момент важна не столько сумма заработка, но и возможность работать не на родителей. Они хотят самостоятельности. И эта самостоятельность полностью переворачивает их представления о жизни – они начинают более эффективно учиться, лучше понимают, что им на самом деле нужно.

Насколько легально их трудоустройство?

Ребята приходят советоваться, и в конечном итоге мы приходим к компромиссу. Благо сейчас есть возможность работать не в ущерб учебе. Есть проектная деятельность, стажировки, есть возможность удаленной работы на компьютере, позволяющая не сидеть в «присутствии» от звонка до звонка.

Сейчас благодаря усовершенствованию учебного процесса, методическим пособиям и многому другому наши ребята получают возможность взять необходимые знания, в большем объеме и, надеюсь, более высокого качества, чем это предусмотрено образовательным стандартом. Но главное – они знают, как эти знания работают и умеют ими пользоваться.

Наши студенты, как правило, начинают работать после прохождения практики на 3 курсе – они остаются на тех предприятиях, где проходили практику. И надо сказать, что наши студенты нравятся работодателям.


Задайте нам свой вопрос с помощью формы обратной связи

Выберите тематику вопроса

Введите символы с картинки
Обновить

Наши менеджеры ответят Вам в течение одного
рабочего дня. Спасибо!