In English

Контакты Напишите нам

+7 495 975-94-26 Закажите звонок

Институт бизнеса и делового администрирования Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

infox.ru


17.11.2009
"Бизнес-школы не вписываются в закон". Статья директора ИБДА РАНХиГС С.П. Мясоедова

Стратегии российских бизнес-школ неэффективны. Их исследовательская деятельность требует пересмотра, схемы взаимодействия с бизнесом не выработаны. Более того, они работают вне правового поля, признают сотрудники бизнес-школ.

Выводы о неэффективности российского бизнес-образования делает декан Высшей школы менеджмента ГУ ВШЭ Сергей Филонович в докладе, который будет представлен во вторник.

Он отмечает, что все российские бизнес-школы, за исключением «Сколкова», на несколько порядков уступают западным по финансовым возможностям. Кроме того, ни одно подобное учреждение не входит в мировые рейтинги. Бизнес-образование не рассматривается как инфраструктурный элемент бизнеса. В бизнес-школах не хватает квалифицированных преподавателей, а студенты вынуждены учиться по вечерам, без отрыва от основной работы.

Сергей Филонович называет преимущества ведущих бизнес-школ мира, таких как Harvard и IMD: это глобальный характер школ, международное присутствие, тесная связь с бизнесом, практически ориентированные исследования.

В исследовании делается вывод, что догоняющие стратегии нашего бизнес-образования неэффективны. «Школы, расположенные при университетах, должны рассматриваться вузами не только как источник дополнительного дохода. В исследованиях и образовательных программах бизнес-школ необходимы инновации», — говорит автор отчета.

Сергей Мясоедов, ректор Института бизнеса и делового администрирования АНХ при правительстве, называет проблемой российского бизнес-образования отсутствие правового поля. «Термин «бизнес-школа» нелегитимен, — говорит он. — Все нормативы регулируются требованиями к первому высшему образованию. Когда требования к посещаемости, к учебникам, к степеням и званиям профессоров вместо практического опыта консультантов начинают не совпадать, бизнес-школам приходится очень трудно. Потому что проверяющие чиновники не понимают, что это такое».

Еще одна проблема — отсутствие серьезной финансовой базы. При зарубежных школах существуют целевые фонды. «У нас они пока есть только при «Сколково» и в Высшей школе менеджмента СПбГУ, но это в основном политические решения, — говорит Сергей Мясоедов. — В остальных школах они если и есть, практически эти фонды не работают. Соответствующий закон принят, а подзаконные акты нет, и реально запустить спонсорскую поддержку бизнес-школ невозможно», — говорит он.

«Третья проблема в том, что государственные университеты устраивают из бизнес-школ дойных коров — мало того, что не помогают, но еще стараются всячески забирать деньги», — добавляет Сергей Мясоедов.

По его словам, сейчас 10−15 лучших российских бизнес-школ может конкурировать с европейскими и американскими «середняками», замыкая рейтинг лучших 50−60 бизнес-школ мира. Но для выхода на принципиально новый уровень необходима правовая база.

«Нужно устранить бюрократические барьеры на инициативы бизнес-школ, вывести их из-под жесткого госрегулирования, помочь переподготовить новую генерацию преподавателей, поскольку сейчас они стареют, а молодежь не идет в образование, так как в бизнесе платят больше, — объясняет Сергей Мясоедов. — Нужно, чтобы государство не помогало, а создавало правовое поле и чтобы бизнесмены поняли, что они должны помогать школам, так как в них растут те, кто будет работать на их предприятиях и кто пойдет в новую генерацию российского бизнеса».

По словам генерального директора школы менеджеров «Арсенал» Виталия Булавина недостатки российского бизнес-образования резко обнажились во время кризиса.

«В странах с развитыми рыночными отношениями в такое время все стремятся переучиваться, - говорит он. — Первый рост популярности программ МВА в мире произошел именно в 30−е годы. У нас же бизнес-школы потеряли больше половины кандидатов на обучение. Если до кризиса они жили относительно спокойно и быстро росли, то сейчас это закончилось».

По его словам, наши бизнес-школы еще с 90−х годов страдают от чрезмерной теоретизированности учебных программ и отсутствия системности.

«Бизнес-образование традиционно создавалось практиками для практиков. В России же оно слишком академично в плохом смысле этого слова — создается для практиков, но теоретиками», — отмечает Виталий Булавин.

Источник: http://www.infox.ru/business/career/2009/11/16/buisness_school.phtml


Задайте нам свой вопрос с помощью формы обратной связи

Выберите тематику вопроса

Введите символы с картинки
Обновить

Наши менеджеры ответят Вам в течение одного
рабочего дня. Спасибо!