In English

Контакты Напишите нам

+7 495 975-94-26 Закажите звонок

"Бизнес-журнал"


10.02.2010
"Бизнесмены поневоле". Статья преподавателя ИБДА РАНХиГС Алексея Москвича

БИЗНЕСМЕНЫ ПОНЕВОЛЕ
Московский Бизнес-журнал ФЕВРАЛЬ  №  01-02.   2010

РОССИЙСКИЙ МАЛЫЙ БИЗНЕС ПЕРЕЖИВАЕТ КРИЗИС САМОИДЕНТИФИКАЦИИ. «ВЫНУЖДЕННЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ», НАЧИНАВШИЕ В 90-Х, — УСТАЛИ. А НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ВСЕ ЧАЩЕ ВЫБИРАЕТ РАБОТУ «НА ДЯДЮ».

 C одной стороны, практически все предприниматели, начинавшие свой бизнес на заре девяностых, сумели заработать довольно средств, чтобы обеспечить достойный уровень жизни своим семьям, решить квартирный вопрос и повидать мир. С другой, лишь немногие из них нашли в себе силы противостоять возрастающей конкуренции и закрепиться на верхних строчках рейтингов — среди лидеров рынка. Бизнесменов, достигших по-настоящему выдающихся успехов без использования административного ресурса и доступа к активам советской поры, — считанные единицы. И объяснение этому феномену следует искать не столько в экономических, сколько в социально-психологических материях.

По роду своей деятельности я провожу множество встреч с предпринимателями, принявшими решение продать свои компании. И всегда прошу их начать рассказ с того, когда и почему они занялись малым бизнесом. Так вот, собранный материал позволяет утверждать: большая часть из них начинала путь с так называемого «вынужденного предпринимательства».

Современная история российского бизнеса берет отсчет со времен поздней перестройки, когда в конце восьмидесятых годов прошлого столетия были приняты законы об арендных предприятиях И КООПЕРАТИВНОЙ деятельности. Предприниматели «первой волны» были представлены тремя немногочисленными группами. Это легализовавшиеся «цеховики», спекулянты и фарцовщики; «красные директора», получившие право продавать продукцию и услуги по свободным рыночным ценам (при том что рынка как такового не существовало!); и, наконец наиболее активные представители научно-технической интеллигенции, рискнувшие осваивать премудрости «челночной» торговли.

«Вторая волна», накатившая чуть позже, была куда мощнее. Отмена регулирования цен и провозглашение свободы торговли привели к возникновению в 1992-1994 годах сотен тысяч малых предприятий и частных предпринимателей. Они сняли с государства изрядную долю неподъемного бремени по выплате зарплат и выполнению прочих социальных обязательств. Собственно, термин «вынужденное предпринимательство» возник именно тогда: в малый бизнес пошли люди трудоспособного возраста, главной мотивацией которых была необходимость прокормить себя и семью. Ведь нерегулярно выплачиваемая зарплата на прежнем месте работы или воинской службы никак не могла догнать галопирующую инфляцию.

Один из моих клиентов, окончивший с отличием МФТИ и служивший в «почтовом ящике», в те времена получил предложение от друга поработать две ночи сборщиком торгового оборудования в супермаркете, готовящемся к открытию. Вернувшись после второй трудовой ночи домой с деньгами в кармане, он первым делом сел за стол, достал чистый лист бумаги и написал заявление об увольнении из НИИ по собственному желанию. Человек решил начать свое дело, поскольку за пару дней в нарождавшемся частном секторе ему удалось заработать больше, чем за месяц трудов на государство.

Так возникла компания по производству торгового оборудования, сумевшая занять значительную долю столичного рынка. Однако успехи достигались ценой изрядных душевных страданий: «вынужденный предприниматель» с самого начала понимал, что бизнес — не его стихия. В итоге компания была продана. Продана с хорошей премией к стоимости материальных активов. Но, как бы то ни было, нелюбимому делу было отдано 13 лет.

НАЕМНЫМ РАБОТНИК РИСКУЕТ ЛИШЬ ЗАРПЛАТОЙ ИЛИ БОНУСОМ. ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ВЛАДЕЛЕЦ МАЛОГО БИЗНЕСА ПРИ БАНКРОТСТВЕ ТЕРЯЕТ ГОДЫ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

Почему предприниматели «второй волны» не оказались владельцами крупных заводов и фабрик, а в лучшем случае стали крепкими середняками?
Первая причина лежит все-таки в социально-экономической плоскости. Поначалу почти вся заработанная прибыль уходила на удовлетворение обостренных материальных потребностей, оказываясь своеобразной  компенсацией за неисправимый дефект плановой экономики – дефицит. Но, обзаведясь квартирой, дачей и престижной иномаркой, такой предприниматель вдруг замечал, что его обходят на повороте куда более ловкие дельцы, у которых имеются свой  «метр границы», налоговые льготы и серьезные покровители. Угнаться за ними было невозможно, А с приходом транснациональных компаний конкурентная борьба во многих сегментах рынка попросту потеряла смысл.

Однако не менее важно и другое обстоятельство. Давно доказано, что среди людей трудоспособного возраста немногие (не выше 10-15%) обладают задатками предпринимателя. Готовность к риску, творческое мышление и, если хотите, 'предпринимательский талант, — набор качеств, присущих далеко не каждому. Более того, только 2-3% из этой малой части населения способны к выдающимся успехам.

Обратите внимание: в стране постоянно прилагаются усилия по поддержке  малого  бизнеса,   но  этот сегмент экономики как будто отказывается расти. В чем дело? На мой взгляд, предпринимательский класс находится ныне в стадии «творческого кризиса»: все больше владельцев малых и средних компаний покидает бизнес не достигнув намеченных высот и устав от бремени «вынужденного предпринимательства». И вот что показательно: их дети чаще всего не хотят продолжать начатое родителями дело! За прошедшие полтора десятилетия ситуация в стране кардинально изменилась. Сегодня мотивация к открытию собственного дела основывается на трезвом анализе соотношения риск/доходность. И если имеется  альтернатива сделать карьеру управленца, финансиста, программиста, дизайнера или юриста с доходом, сравнимым с предпринимательским, то — новое поколение решительно выбирает работу «на дядю».

Есть и другая проблема.  В США справедливо   считается,    что   доход среднестатистического предпринимателя не может быть ниже 80 тысяч долларов в год, что сопоставимо с доходом менеджера среднего звена в крупной компании. У нас же многие владельцы бизнеса довольствуются меньшим доходом, но при этом несут ответственность за содержание семьи, своевременную выплату зарплаты и налогов, качество продукции, репутацию компании... Да, у менеджера тоже бывает ненормированный рабочий день. И он тоже рискует. Но рискует, как правило, лишь своей зарплатой, премией или бонусом. В случае увольнения управленец преспокойно может найти иную работу. Владелец же малого бизнеса при банкротстве компании теряет не просто «место работы», а — годы собственной жизни! Оттого-то вкусивших свободы предпринимателей все чаще тянет начать карьеру... подчиненных — наемных работников.

С высоких трибун до сих пор много говорится о том,  что предпринимательство должно стать одним из локомотивов роста экономики страны. Однако добиться этого все мы сможем при  соблюдении двух существенных условий: «вынужденных» предпринимателей среди владельцев небольших компаний  должно  быть  как  можно меньше. А вот зарабатывать представители малого (да и среднего!) бизнеса в целом, должны больше. Тогда мы  сможем забыть о многих психологических проблемах предпринимательства, а получившая хорошее образование молодежь будет  чаще  выбирать  не предсказуемую рутину работы по найму,  а упоительную  романтику собственного дела


Задайте нам свой вопрос с помощью формы обратной связи

Выберите тематику вопроса

Введите символы с картинки
Обновить

Наши менеджеры ответят Вам в течение одного
рабочего дня. Спасибо!