Сергей Мясоедов: «Кризис может стать уникальным шансом для развития»

" />

In English

Контакты

+7 495 975-94-26 +7 495 975-94-26 Закажите звонок

ИБДА РАНХиГС

plus.rbc.ru


27.08.2020

Сергей Мясоедов: «Кризис может стать уникальным шансом для развития»

Почему сложная экономическая ситуация может стать лучшим временем для старта бизнеса и когда подождать с реализацией проектов, рассказал ректор Института бизнеса и делового администрирования ИБДА РАНХиГС Сергей Мясоедов.

— По вашему мнению, текущая экономическая ситуация — время проблем или время перспектив?

Кризис — как китайский иероглиф, означающий «кризис» и «возможность» одновременно. Для кого-то он означает проблемы, а для кого-то уникальный шанс для развития. То, что происходит в сфере малого и среднего бизнеса в разных частях страны, это подтверждает. Большинство компаний страдают от последствий изоляции, но многие, напротив, бурно растут.

— Назовите отрасли, которые сейчас могут быть перспективны для развития бизнеса в условиях эпидемии.

— В первую очередь — это отрасли, которые обеспечивают коммуникации и доставку. Если кризис создал проблемы с коммуникациями между людьми и доставкой товаров и услуг, то любые формы бизнеса, которые помогают преодолевать эти барьеры, могут быстро и уверенно развиваться. Второе направление — обмен опытом и образование, проведение различных телеконференций. Третье — спортивные тренировки в удаленном режиме, доступ к произведениям культуры (театральным постановкам, музыке, современным фильмам). Все это требует разработки обучающих платформ, обеспечивающих качество услуг, поставляемых через интернет. Следовательно, четвертое направление — это IT-программирование и разработка утилит, позволяющих удовлетворять возникшие потребности без нарушения карантина. Список можно продолжать, обратившись к потребностям, которые обеспечивает любая инфекционная эпидемия. И внимательно анализируя те шаги и меры, которые предпринимает или планирует предпринять государство для преодоления эпидемии в России.

— Что вы имеете в виду?

— Пандемия, как и эпидемии до нее, стимулировала производство жидкости для дезинфекции рук, самых разнообразных масок и перчаток. Появилась группа товаров, потребление которых будет держаться на определенном и достаточно высоком уровне в самых разных регионах страны.

Реагируя на угрозы эпидемии, государственные органы принимают регулирующие правила поведения людей документы, действие которых распространится как минимум на несколько месяцев. Скажем, начало учебного года 1 сентября сопровождается регулятивными актами, требующими, чтобы в учебных заведениях все сотрудники и студенты носили маски. Следовательно, можно предположить, что с началом учебного года спрос на маски вновь возрастет и будет устойчиво держаться в течение нескольких месяцев. Классные аудитории должны дезинфицироваться несколько раз в день, следовательно, возрастет потребность в соответствующих химических реагентах и приборах. Их надо закупать и доставлять, производить и совершенствовать. Все это открывает новые возможности.

Надо искать и пробовать. И не забывать слова научного консультанта нашей бизнес школы — ИБДА РАНХиГС — доктора Ицхака Адизеса: «Первым приходит не тот, кто не падает. А тот, кто, упав, встает и бежит дальше».

— А какие возможности и перспективы открываются для калининградского бизнеса с учетом пандемии?

— В первую очередь это феноменальные возможности для развития туризма. Число зарубежных курортов, которые могут посетить россияне, резко сократилось. Самолеты не летают, визы не даются, отели не принимают. Но летом многие россияне привыкли ехать на море. Калининградская область имеет свой выход к морю и свои пляжи, которые могут привлечь туристов, ранее отправлявшихся в путешествие по Нормандии во Франции или Скандинавии. Но, чтобы открывшиеся уникальные возможности реализовать и привлечь туристов, надо просыпаться и думать: как их заинтересовать? Какие новые услуги предложить? Как сделать их пребывание легким и приятным?

Иными словами, чтобы использовать возможности, надо думать и работать над качеством услуг. А это не все и не всегда умеют и хотят. В прошлом году я гостил в Калининграде. Он произвел на меня сильное впечатление. Город очень изменился по сравнению с тем, каким был десять лет назад. В нем чувствуется энергетика нового предпринимательства. Чувствуется, что люди стремятся последовать за наиболее динамично развивающимися регионами и городами страны, такими как Казань, Сочи или Тюмень. Эта энергетика витает в воздухе и формирует приятные ощущения.

А потом я заехал в Светлогорск. Удивительно красивое место! Особенно, если гулять вдоль морского побережья. И как же бездарно с туристической точки зрения эта красота используется. «Шанхай» из многочисленных кафе и ресторанов с однообразными меню типа «наш любимый малый Кавказ» и посредственной кухней. Расположенных в одинаково архитектурно бездарных домиках вроде китчевых изб, а ля рус. И с ненавязчивым сервисом времен развитого социализма. Шикарная гостиница с архитектурой в духе классицизма и премиальными ценами, где клиент практически все (замену полотенца, возможность заплатить картой, просьбу смешать коктейль и т. п.) должен просить по нескольку раз, а потом долго ждать, «потому что вас здесь понаехало много» и т. д.

Расспросив друзей, я узнал, что в городе есть два новых уютных ресторанчика — «молодежные», «современные», «вкусные» и «не как все». И они были действительно очень хорошими. Я надеюсь их в будущем вновь посетить. Молодые хозяева этих заведений реально думали о том, как сделать для клиентов еду не только вкусной, а и красиво оформленной. Как сделать интерьер современным и по-домашнему уютным. Музыку — мягкой и приятной. Хозяева-предприниматели думали прежде всего о комфорте клиентов, а не о деньгах. И поэтому клиенты будут к ним возвращаться, платить признанием и признательностью, за которыми неминуемо последуют высокие чеки и прибыль. А не наоборот.

Скажем, громкая музыка и орущий в микрофон шансонье, не дающие посетителям общаться между собой, — это первый признак плохого вкуса, дешевого по сути и культуре ресторана. Это то, что французы называют «моветон». Даже если хозяева в ценнике стараются показать другое. Ни в одном хорошем ресторане мира я с таким не встречался.

Почему же остальные рестораны города похожи на близнецов с родовыми признаками прошлого века? Почему не хотят меняться и пытаются взять немалые деньги за, мягко скажем, посредственный сервис? Может быть, потому что со времен социализма сохранилась уверенность, что в приморском городке купят и съедят все? Заплатят, сколько попросишь? Но, как говорит Ицхак Адизес, бизнес не принесет прибыли, если он ориентирован не на потребности клиентов, а на деньги клиентов. Что обычно особенно проявляется в периоды кризисов и рецессий.

Чтобы закончить тему, добавлю: в области поразительно неинтересные, однообразные и старомодные сувениры. Одни и те же в сотнях лавок и лавочек. Одни и те же в стоящих рядом магазинах. А где же талантливые дизайнеры с предпринимательским талантом? Разве их мало среди талантливой молодежи Калининграда? Где в Светлогорске многочисленные пункты проката молодежных спортивных товаров, которые так удачно вписываются в прибрежные ландшафты города Сочи?

Возможности развиваться в кризис в Калининградской области есть. И немалые. Но пока не хватает предприимчивости, желания искать, художественного таланта! Хорошо, что руководство региона это понимает и активно поддерживает желание молодых людей стать предпринимателями, создавать товары и услуги, нужные людям. Создавать новые рабочие места.

Прошло время, когда желания делать бизнес и энергии начинающих бизнесменов было достаточно для серьезных проектов. Сегодня проектному предпринимательству нужно системно учить в бизнес-школах и на бизнес-программах. А наиболее яркие проекты надо отбирать и поддерживать на уровне руководства региона. Очень хорошо и очень правильно, что руководство региона этим активно занимается.

— И тем не менее, как добиться, чтобы туристы активнее ехали в Калининградскую область из других регионов России и из-за рубежа?

— Калининград — уникальная территория с точки зрения развития туризма. У вас замечательное море, потрясающая коса, сосновые рощи на песчанике, чудесные залы органной музыки. У вас исторический университет, где работал великий Иммануил Кант! Это надо активнее рекламировать, продвигать в сетях, устраивать познавательные квесты, походы на природе с преодолением трудностей и т. п.

Когда приезжаешь в любой маленький городок Франции или Италии, там каждый исторический домик, каждый камень, каждый архитектурный артефакт обыгрывается. Смотришь в интернете и чувствуешь дыхание веков, культуру народа. Это создается современными специалистами индустрии развлечений и требует сочетания предпринимательского драйва и профессиональных знаний. И этим нужно серьезно заниматься. Предпринимательство начинается с того, что я делаю для людей что-то уникальное, не такое, как все остальные. С того, что я среди первых увидел потребность и хочу лучше всех ее удовлетворить…

В прошлом году я видел молодых предпринимателей, которые именно так относятся к своему бизнесу и новым возможностям — на конкурсе «Бизнес Батл». Видел их наставников, опытных и успешных бизнесменов, которые горят желанием передать опыт и умение делать успешные проекты новому поколению. Я видел руководителей региона, включая губернатора, которые их активно поддерживали. Все вместе они составляли сильную и энергичную команду преобразований.

Я верю, что потенциал предпринимательства в регионе будет быстро расти, а вместе с ним будут расти и новые, ориентированные на интересы людей и социальные нужды региона успешные проекты. Что в следующее посещение Светлогорска я увижу, как этот замечательный город-курорт быстро превращается в один из ведущих центров российского внутреннего и международного туризма.

Надо налаживать системное обучение, учить молодых предпринимателей современным технологиям проектного и продуктового менеджмента. Тому, как строить маркетинговые и пиар-модели развития. Как коммуницировать с представителями деловых культур из дальнего зарубежья, как мотивировать их посетить регион в качестве туристов. Или тем более в качестве потенциальных инвесторов. В этом региону могла бы серьезно помочь Президентская академия и ее головная бизнес-школа, лидер российского бизнес образования, ИБДА РАНХиГС.

— Есть ли сегодня, кроме туризма, еще отрасли, развитие которых стоит активизировать региону?

— Да, конечно. Очень много возможностей открывает особая экономическая зона (ОЭЗ) с весьма благоприятными условиями для привлечения зарубежных компаний, а при определенных обстоятельствах — и российского бизнеса. Правительство страны еще более усилило привлекательность Калининградской ОЭЗ, приняв решение пересмотреть договоры об устранении двойного налогообложения с рядом стран, которые до последнего времени монополизировали возможности ОЭЗ. Я говорю о Кипре, Люксембурге, Лихтенштейне, территориях BVI (Виргинских островах) и др. Хорошо известен позитивный опыт Китая, где несколько ОЭЗ, расположенных на территории страны, вызывали скачок в развитии ряда городов и регионов, превращаяясь в драйверы инновационного и цифрового развития КНР. Достаточно посмотреть, например, на то, каким стал современный Шанхай. И сравнить с тем, каким он был несколько десятилетий назад.

Еще раз повторю: ОЭЗ открывает огромные возможности. Но надо учить бизнес и органы государственной власти, как эти возможности правильно использовать. Открывать с ведущими бизнес-школами и школами государственного управления специальные программы, частью которых будет консультационная составляющая по разработке специальных проектов развития бизнеса в Калининградской области. Учить психологии работы с зарубежными инвесторами, правилам межкультурных и межстрановых коммуникаций и переговоров, корректной подготовке финансово-экономических документов на основе принятой во всем мире системы DD («дью диллидженс») и т. д.

Учиться продавать и пиарить возможности, которые бизнес получит в ОЭЗ Калининграда. Потому что в сегодняшнем мире любое новое начинание требует активной и профессиональной пиар-поддержки и маркетинга.

Задайте себе вопрос: «Что бизнес из других частей России знает об особенностях ОЭЗ в Калининграде? А что знает зарубежный бизнес?» Полученный ответ подтверждает, что этому надо серьезно учиться. Иначе прекрасная возможность может так и остаться нереализованной.

— Кризис — удачное время для старта нового проекта? Или стоит отложить его реализацию для более спокойных времен?

— Если вы видите возможность, надо начинать. Иначе ее используют другие. Надо помнить, что бизнес — это всегда риск. И что, как гласит поговорка: «Кто не рискует, тот не пьет шампанского». Одновременно следует анализировать и просчитывать границы риска. И понимать, что бизнес и предпринимательство, как любовь, требуют на начальном этапе все ваше время и все эмоции. Что любому серьезному успеху предшествуют малые кризисы и неудачи. Что на период вхождения в бизнес, как говорит Ицхак Адизес, вам гарантирован сон младенца. Вы будете просыпаться несколько раз за ночь и горько плакать. Но зато достижение успеха — это прорыв в астрал. У вас вырастают крылья. Вы понимаете, что больше не зависите от настроения начальника или от доброго дяденьки в государственном учреждении. Что вы стоите на своих ногах. Что вы — личность и делаете очень важное и полезное дело: создаете рабочие места.

— В чем теория и бизнес-образование могут помочь предпринимателю при выходе из сложной экономической ситуации?

— Большая ошибка путать университетские программы и программы бизнес-школ и бизнес-образование. Университетские программы обычно учат научной теории, бизнес-школы — прикладной.

В чем разница? С известным упрощением можно сказать так: большинство вузов страны учат анализировать ситуацию и формулировать проблемы. Бизнес-школы же учат тому, как эти проблемы решать. Известна максима Гарвардской школы бизнеса: «Люди делятся на две группы. Тех, кто создает проблемы, и тех, кто их решает». Повторюсь, ведущие бизнес-школы учат бизнесменов и предпринимателей, как эффективно и с наименьшими затратами решать их проблемы. Учат технологиям управления, новым возможностям, которые открывают гибкие и цифровые технологии. Учат приемам и методикам повышения личной эффективности и т. д. Афоризм гласит: «Нет лучшей практики, чем хорошая теория». Это правильно, когда мы говорим об управленческой, прикладной теории.

Скажем, если вы знакомы с теорией эмоционального интеллекта, вам легче системно понять ваши сильные и слабые черты как лидера. Понять, какими компетенциями и способностями должны обладать члены вашей команды, чтобы вы друг друга дополняли. Если вы знаете прикладную теорию в области эффективных коммуникаций и ведения переговоров, вам несложно подготовиться к ответственной встрече. Если вы знакомы с современными наработками в области «финтеха» и «регтеха», вы сможете корректно выбирать финансовые модели деятельности компании. Если вы владеете операционным менеджментом и знаете, как использовать оптимизационные модели при построении логистических цепочек поставок и для оптимизации складского хозяйства (на низовом уровне это то, что делает «лин-менеджмент»), вы сможете кардинально поднять эффективность и производительность. Понимание того, как надо строить карту развития продукта и ее анализ 360 градусов, вы сможете быстро и намного эффективнее, чем раньше разрабатывать новую или даже инновационную стратегию развития товаров и услуг, которые ваша компания поставляет или планирует поставлять на рынок.

Неслучайно большинство слушателей программ МВА и ЕМВА ведущих бизнес-школ страны обычно заявляют в интервью, что «отбили вложенные средства» за счет применения новых знаний и навыков в процессе обучения еще до окончания программы.

26 августа 2020 год 

Источник




Задайте вопрос

Выберите тематику вопроса*


Наши менеджеры ответят Вам в течение одного
рабочего дня. Спасибо!