In English

Контакты Напишите нам

+7 495 975-94-26 Закажите звонок

21 декабря на сайте executive.ru вышло интервью директора ИБДА РАНХиГС С.П. Мясоедова "Спрос на MBA в России превзошел показатели 2014 года на 20-30%"

22.12.2016

Адаптируясь к переменам, бизнес-школы выводят на рынок короткие программы. «Переварив» их, бизнес переходит к классике.

В 2017 году российские бизнес-школы продолжат эксперименты с дистантными и смешанными форматами, выведут на рынок ряд новых программ, получат новые международные аккредитации и усилят конкуренцию за образовательные бюджеты корпораций, считает президент Российской ассоциации бизнес-образования, проректор Российской Академии народного хозяйства и государственной службы, ректор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС профессор Сергей Мясоедов.

Executive.ru: Судя по анонсам учебных программ, в российском бизнес-образовании возрастает роль дистанционных и смешанных форматов. Этот тренд продолжится в 2017 году?

Сергей Мясоедов: Безусловно, продолжится. Так называемые disruptive technologies, прорывные технологии, начинают все более активно влиять на рынок российского бизнес-образования. Одно из проявлений – это широкое использование информационных технологий для дистантного обучения в самых различных форматах. При этом в первую очередь наблюдается бум недорогих, и, прямо скажем, не очень качественных программ. Это – своего рода «управленческий фаст-фуд» – короткие тренинги, которые проводятся неофитами, молодыми тренерами, нахватавшимися по верхам прописных истин и предлагающих на рынке ликбез – очень красиво разрекламированный и одновременно довольно дешевый продукт. Этот рынок сейчас переместился в значительной степени в онлайн-формат.

Плохо это или хорошо? Я думаю, что это хорошо, потому что вслед за потребностью в ликбезе у бизнеса появляется потребность и в более серьезных качественных знаниях. На уровне ликбеза бизнес начинает понимать, что именно ему нужно, и делает сознательный выбор в пользу более серьезных учебных проектов, которые предлагают ведущие бизнес-школы, ориентированные на зарубежную аккредитацию, на высокое качество, на преподавателей-практиков. Эти школы сейчас ищут возможность сочетания с одной стороны преимуществ онлайна, с другой стороны, преимуществ того, что называется in class work – работа в аудитории. Особенность хорошего бизнес-образования – оно дает кумулятивный эффект, помогает в течение ряда лет делать карьеру и продвигать свой бизнес. Хорошее бизнес-образование предлагает создание знаний в аудитории, когда преподаватели, тренеры, коучи пытаются разговорить слушателей, и обобщить их самый последний опыт, который еще не описан ни в каких книгах. Это делается обычно в классе, в ходе контактных занятий, когда участники занятий, участвуя в «мозговом штурме» проблемы, могут смотреть друг другу в глаза.

В рамках бизнес-образования существует очень много систематизированных дисциплин, в первую очередь связанных с экономическими расчетами, бухучетом, с финансовым и процессным моделированием, которые относительно легко переносятся в онлайн-режим. Поэтому ведущие бизнес-школы занимаются сейчас созданием серьезных онлайн-курсов, пытаясь переместить туда значительную часть программы МВА, сохраняя вместе с тем наиболее важные занятия по формированию, по обобщению передового опыта, развитию эмоционального интеллекта и лидерского потенциала, отработку навыков Agile и т.п. в аудитории.

При этом большинство ведущих бизнес-школ России в рамках программ стремится использовать массовые соревновательные деловые игры. Я имею в виду ИБДА РАНХиГС, школы бизнеса Московского университета, Санкт-Петербургском университета, Уральского федерального университета,«Сколково»… Некоторые школы используют в рамках геймификации онлайновые разработки ведущих бизнес-школ мира. Например, на программах МВА и ЕМВА ИБДА наряду с российскими играми-симуляторами используются игры по стратегии «Голубого океана» и формированию прорывной маркетинговой стратегии в условиях деловой среды VUCA, созданные в INSEAD и Гарвардской школе бизнеса.

Executive.ru: Почему в программах бизнес-школ в последние три-четыре года стало больше модульно-ротационных программ, когда слушатель может присоединиться к программе с любого модуля?

С.М.: Модульно-ротационные программы возникли не сегодня. Эти программы использовались как ответ школ на усложнение ситуации на рынке, на экономическую рецессию и в 1998, и в 2008 году и в настоящее время. Бизнес-школы, сталкиваясь с феноменом, когда на момент открытия программы МВА у них нет массы слушателей, обеспечивающей точку безубыточности, предлагают на рынке специальный формат, когда донабор на программу осуществляется едва ли не каждый месяц. Хорошо это или плохо? В условиях, когда небольшим бизнес-школам надо выживать на рынке – это, наверное, не плохо. Иначе многие программы у них просто не открылись бы...

Полностью интервью можно прочесть по ссылке

Источник:  http://www.e-xecutive.ru/education/mbarus/1986039-spros-na-mba-v-rossii-prevzoshel-pokazateli-2014-g... 

Задайте нам свой вопрос с помощью формы обратной связи

Выберите тематику вопроса

Введите символы с картинки
Обновить

Наши менеджеры ответят Вам в течение одного
рабочего дня. Спасибо!