In English

Контакты Напишите нам

+7 495 937-07-47 Закажите звонок

Институт бизнеса и делового администрирования Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

kommersant.ru


18.08.2014
Штурм башни из слоновой кости. «Поступательная» кампания – 2014. Что думают в вузах о том, как лучше готовиться к ЕГЭ. Комментарии декана факультета международного бизнеса и делового администрирования И.В.Колесниковой

Приемная кампания в вузах в разгаре. Но уже сейчас ясно: проходной балл при поступлении снизился, а поступить в хороший институт по-прежнему очень сложно

Александр Трушин

В московских вузах схлынула "первая волна" поступательной кампании. 25 июля все вузы завершили прием документов, отобрали абитуриентов, которые проходят по количеству набранных по ЕГЭ баллов. 4-5 августа были объявлены списки. Сотрудники приемных комиссий обзванивали абитуриентов, говорили: приносите оригиналы, мы вас берем. И тут выяснилось, что даже в престижных вузах на многие направления оказался недобор. Например, в МГТУ имени Баумана были не закрыты бюджетные места на 41 из 51 направления. Григорий Канторович, заместитель председателя приемной комиссии НИУ "Высшая школа экономики", говорит, что "на 5 августа мы смогли закрыть прием на бюджетные места по 18 программам. По 13 программам была объявлена "вторая волна". При этом проходные баллы были снижены на 3-10 пунктов". "Второй волной" накрывало программы в РУДН, МИФИ, МФТИ, да почти во всех вузах. На 5 августа полностью закрыли набор по контрольным цифрам приема, пожалуй, только МГУ и МГИМО. В приемных комиссиях говорят, что абитуриентов испугали высокие проходные баллы прошлого года. Что же произошло?

Во всем виноват ЕГЭ

В этом году в России среднюю школу окончили около 700 тысяч детей. ЕГЭ проводился под строгим контролем. Аудитории оборудовали видеокамерами. При входе стояли металлоискатели, а рядом — полицейские. Здания оборудовали системами подавления сигналов мобильной связи. У ребят отбирали мобильные телефоны, аудио- и видеоаппаратуру, справочные материалы. Не разрешалось общаться между собой и выходить из аудитории без разрешения организатора экзамена. На техническое обеспечение ЕГЭ было затрачено 600 млн рублей. На разработку контрольно-измерительных материалов и проверку тестов — на 100 млн меньше.

Наверное, стоило городить этот огород. Если сравнить количество "стобалльников" в 2013 и 2014 годах, видно: в этом году отличников гораздо меньше, чем в прошлом. Статистика ЕГЭ по русскому языку показывает: число ребят, получавших 100 баллов, увеличивалось каждый год, начиная с 2010-го. При том что общее число выпускников за то же время сократилось почти на 200 тысяч человек. И только в этом году чисто "стобалльников" по русскому уменьшилось.

Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС, объясняет:

— Когда усилили контроль на ЕГЭ, оценки резко пошли вниз. Это свидетельствует о том, что ситуация со школьным образованием лучше не становится.
ЕГЭ избавил вузы от родительского недовольства. Раньше, если ребенок не поступал, в этом обвиняли вуз. Теперь, если не поступает или поступает не в тот, куда хочет, то виноват ЕГЭ и школа.

Ирина Колесникова, декан факультета международного бизнеса и делового администрирования Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС при президенте РФ, говорит:

— На входе мы можем определить и кругозор, и интеллектуальные способности, и реальный уровень владения английским языком абитуриента. Например, я каждый год провожу собеседование с абитуриентами. Но юридической силы это не имеет: по закону основанием для зачисления являются только баллы ЕГЭ.

Иногда абитуриента, вызывающего сомнение, пытаются уговаривать: не ходи к нам, все равно не потянешь. Артем Мальгин, проректор МГИМО, говорит:

— Мы принимали ЕГЭ с самого начала, ведь для нас это способ преодолеть упреки в излишней закрытости и специализированности. Но видим и проблемы. Например, в ЕГЭ нет устной части экзамена по иностранному языку. Мы компенсируем это дополнительным испытанием в МГИМО. Становится понятно, может ли человек работать с языком. Если нет, то абитуриенту лучше выбрать другой вуз.

В МФТИ, например, отсев огромный. На 4-м курсе по специальности "Прикладная математика и физика" сейчас 22 вакантных бюджетных места, а по "Прикладной математике и информатике" — 23.

Видимо, вузам очень важна мотивированность абитуриентов, четкий выбор будущей профессии. Результаты ЕГЭ 2014 года показывают предпочтения семей, какое будущее они выбирают для своих детей.

Русский и математика — два обязательных предмета, которые сдают все выпускники школ. Количество сдававших эти предметы различается, потому что на экзамены приходили дети, не сдавшие ЕГЭ в прошлые годы. Все остальные предметы — по выбору. Из них уже несколько лет на первом месте стоит обществознание. Его в этом году, как и в прошлом, сдавали 61 процент выпускников. Этот предмет требуется для поступления на гуманитарные направления и специальности. То есть как государство ни старается перенаправить потоки "поступантов" в технические вузы, профессии юристов и экономистов пока не стали менее привлекательными. Что касается инженерных профессий, то лед еще не тронулся, но уже потрескивает. Физику в этом году сдавали на 18 тысяч детей больше, чем в прошлом. Анзор Музаев, заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, говорит:

— Надо понимать, что при выборе профессии для абитуриента и будущая зарплата, и возможности карьерного роста — не последний мотив. Если работа инженера начинает хорошо оплачиваться, пусть еще не везде и не всегда, тогда семья и ребенок выбирает технический вуз. Конечно, в предыдущие годы возникла дисгармония между инженерными и гуманитарными направлениями. Время и запросы рынка труда были другими. Изменить это сразу нельзя, образование — очень консервативная сфера. Требуется очень сложная, кропотливая работа.

Един на всех
Статистика
Отличников ЕГЭ в 2014 году стало меньше

Предмет Количество
участников в 2014
году
Средний тестовый балл Количество участников,
набравших 100 баллов  

2013

2014

2013

2014

Русский язык 716 503 63,94 62,5 2544 2388
Математика 708 668 49,59 39,63 536 64
Физика 81 534 54,64 45,76 474 144
Английский язык 69 382 73 61,25 580 11
Французский язык 1355 69,8 69,9 5 2
Немецкий язык 2 428 59,67 55,14 4 0
Испанский язык 191 69,3 72,25 0 0
Химия 80 650 68,66 55,65 3217 482
Биология 134 986 59,07 54,31 465 107
История 139 859 55,9 45,72 496 98
Информатика и ИКТ 55 517 63,47 57,19 559 36
Обществознание 422 184 60,1 53,09 500 64
География 21 561 57,55 53,12 193 58
Литература 37 587 59,92 54,07 456 209

 

Источник: Рособрнадзор

Олимпийский парадокс

У вступительной кампании этого года есть серьезная особенность. Дело в том, что в целом оценки по ЕГЭ в прошлом году были выше, чем в 2014-м. По закону об образовании результаты ЕГЭ действительны в течение 4 лет, а если человек отслужил в армии — то 5 лет. А это значит, что те ребята, кто не поступил в 2013-м или в 2012-м и снова подал документы в этом году, получили преимущество перед выпускниками-2014. Результатом низких оценок по ЕГЭ в этом году стало снижение проходного балла на некоторые направления. Григорий Канторович говорит, что, например, "на факультет права в НИУ ВШЭ — на 40 баллов по сумме четырех предметов. Тот, кто побоялся подавать документы, ориентируясь на прошлогодние высокие баллы, теперь кусает локти".

Конкурс абитуриентов теперь — штука эфемерная, потому что правила подачи документов меняются каждый год. Когда ЕГЭ стал обязательным для всех, абитуриенты подавали заявления в три десятка вузов. Потом число вузов сократили до пяти. В этом году ввели еще одно ограничение: можно подавать не более чем в пять вузов, но на три направления.

Сосчитать, сколько человек претендует на одно место, довольно трудно, потому что заявления, поданные вместе с копиями результатов ЕГЭ,— это одно, а реальный выбор тех, кого вуз готов зачислить,— совсем другое.

Из числа престижных вузов, пожалуй, только в МИФИ объявили цифры конкурсов по факультетам. Сосчитали: на физико-технический — 2,3 человека место. На автоматику и электронику — 2,8. На факультет экспериментальной и теоретической физики — 5,9, на кибернетику и информационную безопасность — 6,3. А на факультет управления и экономики высоких технологий — 10,5. Это все о том же: желающих быть управленцами и экономистами гораздо больше, чем учеными. Даже в "ядерном" университете.

Но так или иначе процедура поступления доставляет немало нервотрепки и абитуриентам, и вузам. Потому что кроме ЕГЭ есть еще другие способы поступления. В частности, победы на предметной олимпиаде.

Число "олимпийцев", поступающих в этом году в сильные вузы, резко возросло. Настолько, что наплыв призеров и победителей порой превышает количество бюджетных мест. Например, в "Вышке" на программу "Прикладная математика и информатика" берут 100 человек, а заявлений от "олимпийцев" подано 147. Было вообще 230, но часть ушла в Физтех и на ВМК МГУ. А вот в "Бауманке" на то же самое направление при таком же количестве бюджетных мест пришли 13 "олимпийцев".

Почему так получается? Потому что у нас олимпиад много и они все разные.

Есть Всероссийская олимпиада школьников, она проводится по 21 предмету. Региональные этапы не в счет, котируется в вузах только финальный этап. Количество победителей и призеров по всем предметам разное. Например, по географии, не самому востребованному при поступлении предмету, было в этом году 16 победителей и 44 призера. Регламент всероссийских олимпиад предусматривает награждение 30 процентов от количества участников заключительного этапа. По математике в этом году получилось более 100 "олимпийцев".

Кроме того, есть более 70 предметных олимпиад, которые проводятся вузами и утверждаются Союзом ректоров. Так вот, по математике в олимпиаде МГУ "Ломоносов" дипломы 1-й степени получили более 300 ребят. А есть еще и 2-я, и 3-я степень. И так далее, и так далее.

Точное число "олимпийцев" никому не известно. По самым скромным подсчетам — тысяч 40. Но они — стихия, мощными потоками обрушивающаяся то на одну программу, то на другую. Предсказать, где произойдет обвал, невозможно. В результате где-то могут на первом курсе появляться группы, сплошь состоящие из "олимпийцев". Где-то оставляют квоту мест для поступающих по ЕГЭ. Где-то берут их сверх контрольных цифр приема.

Предметные олимпиады — это хорошо. Возможно, там участвуют и побеждают действительно талантливые дети. Но странно то, что они имеют право первыми входить в двери вуза.

Памятник самостоятельности

Конечно, все успокоится, схлынут волны, и уже к середине этой недели во всех вузах будут точные списки поступивших на 1-й курс. Абитуриентов разделили на три группы: достойных учиться бесплатно, достойных учиться за деньги родителей и недостойных учиться вообще.

Лучшие вузы собрали сливки абитуриентского молока. Само молоко потекло туда, где берут с более низкими баллами. Престижные вузы довольны: лучшие студенты хорошо учатся, потом хорошо устраиваются на работу, рассказывают об этом в Facebook друзьям, и на следующий год в этот вуз снова хлынет волна лучших ребят.

В коридоре Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС сидели трое: папа, мама и сын. Дожидались собеседования. Папа рассказывал:
— У нас двое детей, дочь учится в МГУ. Мы и сына сначала хотели туда же отдать. Но подружка дочери рассказала про этот институт. Ей здесь очень нравится учиться. Мы подробно все узнали и решили поступать сюда.

А слабые вузы получат своих троечников и будут брать с них деньги за зачеты и экзамены, в конце концов выпустят на волю. Что ребята будут дальше делать — это никого не волнует.

А в метро рекламные баннеры уже призывают: "Подготовка к ЕГЭ-2015! Наши курсы гарантируют высокие баллы!"

Конечно, есть дети, которым учеба дается без проблем, они сами добывают знания и получают свои 90-100 баллов. Но таких единицы.

— Для меня самые ценные абитуриенты — те, кто готовился к ЕГЭ самостоятельно. Да, такие ребята часто не получают очень высокие баллы. Но если все же смог поступить к нам — это памятник самостоятельности,— говорит Ирина Колесникова из ИБДА.

Большинство будущих абитуриентов должно специально готовиться к ЕГЭ. У них все те же три истоптанных пути: готовиться со школьными учителями, заниматься с репетитором или идти на подготовительные курсы.

Центр экономики непрерывного образования РАНХиГС проводил исследование "Рост эффективности школьного образования в связи с повышением заработной платы учителей". Опрашивали родителей школьников. Только 25 процентов считают, что "школа может обеспечить сдачу ЕГЭ на высокие баллы". В гимназиях и лицеях эта цифра немного выше — 30 процентов.

— 70-75 процентов родителей убеждены, что школе это мероприятие (сдачу ЕГЭ) отдавать на откуп нельзя, при том что большинство родителей хорошо оценивают школу, в которой учится их ребенок. И они нанимают репетиторов, делают все, чтобы подготовить ребенка как можно лучше. Но на самом деле за год выучить весь курс крайне сложно, и вы все равно получаете почти те же результаты, которые и были в течение всего времени пребывания ребенка в школе. Поэтому сейчас наиболее ответственные родители уже начинают готовить детей к сдаче ГИА и ЕГЭ с 4-го класса,— говорит Татьяна Клячко.

В вузах к репетиторам относятся скептически, даже если ребят порой готовят преподаватели вузов. Артем Мальгин считает, что "это люди, которых трудно мотивировать. Они работают в серой зоне. Подготовительные курсы в вузе могут быть полезны, если человек заранее выбрал будущую специальность. Тогда учеба на курсах — это хорошие инвестиции для семьи. А вуз заинтересован в мотивированных абитуриентах".

Григорий Канторович говорит: "Дети все разные. Мы видим, что для многих ребят индивидуальные занятия с репетитором менее эффективны, чем занятия в малой группе. Для них важно находиться в группе, сопоставляя себя с другими ребятами. Эта ситуация в какой-то мере моделирует университетскую обстановку, дает навыки концентрации в нужное время и на необходимых вещах, в конце концов, понимание того, правильный ли выбор ты сделал, готовясь стать, например, юристом. Конечно, есть и те, кому больше подходят индивидуальные занятия с репетитором. Многое здесь зависит от финансовых возможностей абитуриента".

Семья, которая шла на собеседование в ИБДА, сразу решила, что в школе к ЕГЭ не подготовят. И наняла сыну репетитора. Сегодня родители явно не хотят ставить будущее своих детей в зависимость от того, как работает школа.

Баллы раздора

Высота главного здания МГУ со шпилем — 240 метров. Смотришь, задрав голову, и думаешь: зачем такая высокая? Наверное, чтобы символизировать недоступность высшего образования. Причем в вузах сетуют: ах, у нас высшее образование стало массовым. Неужели? Контрольные цифры приема говорят о другом: из 700 тысяч выпускников школ поступить на бюджетные места могут только 392 тысячи.

А остальные? Остальные могут учиться за деньги. Справедливо ли это? Чем, скажите, 357 проходных баллов отличаются от 356? И у ребят, получивших эти баллы, качественно разные знания? 1 балл — и семья выкладывает почти 400 тысяч рублей каждый год за обучение ребенка.
Дорого? В вузах пожимают плечами: а вот в Европе за обучение берут и по 10 тысяч евро. Берут, но не со своих студентов, а с иностранных. И не во всех странах. И только частные вузы. Но почему наши дети в наших государственных вузах должны платить за обучение?

Сегодня родители напрягутся и нужную сумму заплатят. Некоторые берут кредиты под большие проценты. А завтра? А инфляция? А курс валют? А если папа с мамой останутся без работы? Зато кредит будет висеть. И это при том что не все дети доучиваются до диплома, некоторые бросают вуз или поступают в другой.

Средние профессиональные учебные заведения в этом году берут только 92 776 ребят. Это те троечники, которые, сдав после 9-го класса ГИА, не идут учиться дальше. А у нас объявлено "всеобщее полное среднее". После которого 300 тысяч выпускников школ не могут устроиться никуда. Почему нельзя сделать наоборот — увеличить прием в колледжи, а в 10-е классы сократить?

В той же Германии две трети детей после основной школы идут в учебные заведения, где получают рабочие профессии. И только треть продолжает обучение на Abitur Stufe (11-12-е классы). И если ребенок сдает аналог нашего ЕГЭ (а это удается почти всем, кто оканчивает 12-й класс), то ему гарантировано место в вузе. Причем документы у абитуриентов принимает и обрабатывает не сам вуз. Есть независимые учебные агентства, которые этим занимаются, и потом предлагают абитуриенту на выбор два-три университета, где готовы его взять. И поступательная гонка в Европе вовсе не гонка, а скорее неторопливая прогулка. В начале учебного года ребята отсылают свои ожидаемые оценки в агентства, а те честно предупреждают их о шансах.
Мы вроде делаем все как в "цивилизованных странах", но получается совсем не то. Может быть, потому что сами себя обманываем и с "всеобщим полным", и с "массовым высшим"?

Источник:  http://www.kommersant.ru/doc/2543035


Задайте нам свой вопрос с помощью формы обратной связи

Выберите тематику вопроса

Введите символы с картинки
Обновить

Наши менеджеры ответят Вам в течение одного
рабочего дня. Спасибо!