In English

Контакты Напишите нам

+7 495 975-94-26+7 495 975-94-26 Закажите звонок

Институт бизнеса и делового администрирования Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
Слайд 1Слайд 2

Публикации – ИБДА РАНХиГС


ranepa.ruranepa.ru
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48
В рамках Российско-Французского университета открыта программа двойного диплома бакалавриата «Управление прорывными проектами в международном бизнесе»Программа реализуется Институтом бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС совместно с NEOMA Business School (Франция). Об особенностях программы рассказал ее академический директор Алексей Свищев.

История и ориентированность программы

– История программы достаточно интересна. В первую очередь это связано с тем, что программа работает в рамках Российской-Французского университета. На уровне правительств России и Франции было подписано соглашение о создании РФУ. Его ключевая идея – объединение усилий и компетенций двух стран в области образования, что поможет повысить эффективность взаимодействия между российским и французским обществом. Для этого в РФУ разрабатываются и создаются совместные программы высшего образования, которые будут способствовать решению поставленных вопросов.

Президентская академия – среди главных операторов по реализации этих программ с российской стороны в структуре Российско-Французского университета. Институт бизнеса и делового администрирования в составе РАНХиГС – одна из ведущих бизнес-школ страны, которая имеет большой опыт взаимодействия с международными партнерами. Мы пришли к заключению соглашения между ИБДА Президентской академии и одной из ведущих французских бизнес-школ – NEOMA и открыли бакалавриат  «Управление прорывными проектами в международном бизнесе».

Эта программа ориентирована на ребят, которые интересуются международным взаимодействием с европейским сообществом, она для тех, кто хочет иметь устойчивые бизнес-связи с французскими и европейскими партнерами в целом. Участники смогут достаточно серьезно погрузиться в европейскую жизнь. Программа «Управление прорывными проектами в международном бизнесе» будет подразумевать именно такую возможность. Как мне кажется, программа ориентирована на людей будущего. Мы все прекрасно понимаем, что несмотря на все сложности, возникшие в последние годы во взаимоотношениях России с нашими зарубежными партнерами, в целом, мир неизбежно все больше и больше становится глобальным.

Особенности программы

>– Эту программу среди других выделяют несколько особенностей. Во-первых – это программа обмена: первые два года студенты учатся в России, в ИБДА РАНХиГС, а затем на 3-4 курсе обучение проходит за рубежом в NEOMA Business School. Это дает возможность не просто учиться на зарубежных программах, но и получить жизненный опыт в другой стране. Вторая составляющая следует из первой – это два полноценных диплома государственного образца, которые получат студенты – один от ИБДА РАНХиГС, а второй от бизнес-школы NEOMA.

Следующей важной отличительной характеристикой является «трехязычие» этой программы. Наши студенты на протяжении первых двух лет будут интенсивно учить французский язык, будут поддерживать английский язык, кроме того, у них есть родной русский язык. Соответственно, наша задача заключается в том, чтобы за первые два года довести их знание французского языка до такого уровня, чтобы, приехав во Францию, ребята могли не только жить в стране, но и учиться по французским программам не только на английском, но и на французском языке.

Еще одна характеристика, которая, на наш взгляд, будет отличать эту программу от других – то, что программа выстраивается в проектной логике, что для нас очень важно. Формат построения учебного плана отличается тем, что все предметы, которые ребята будут проходить, можно сразу освоить с точки зрения практического применения в конкретных проектах. Например, математику мы рассматриваем не просто как предмет – высшую математику, математический анализ и теорию вероятности, – а ставим задачей показать студентам применимость формул, расчетов, подходов, для чего это нужно в бизнесе и как это применяется в проектах. Более того, математика будет тесно связана с блоком информатики, чтобы она тоже была не оторвана от практики, а помогла понять, как, например, IT-решения, интерфейсы и языки программирования увязываются в решениях бизнес-задач. И все это будет реализовано не столько через лекции, сколько через проектную работу, ведь программа и называется «Управление прорывными проектами в международном бизнесе».

Кроме того, отличительной чертой программы является работа слушателей над конкретными проектами компаний-партнеров. В первую очередь, это французские компании, которые имеют большой интерес в функционировании на российском рынке. Этим компаниям интересно стать провайдерами задач, кейсов и проектов для студентов. Причем они готовы предоставить возможность стажировки уже с первого курса и выявлять самых успешных студентов для последующего трудоустройства.

О знаниях и навыках, которые получат выпускники

– Студенты программы «Управление прорывными проектами в международном бизнесе» РАНХиГС обязательно будут обучаться в направлении ключевых областей функционирования и ведения проектов. Это маркетинг, финансы, управление с точки зрения софта и IT-решений и т.д. Программа двойного диплома будет давать базовое понимание того, что за этим стоит и как все между собой связано.

Кроме того, много внимания будет уделяться soft skills как логике саморазвития и самореализации. Наша задача – обеспечить к каждому слушателю индивидуальный подход. Это развитие таких «мягких» навыков и компетенций, которые точно будут применимы в будущем, в какой бы стране, сфере и с каким бы функционалом наши потенциальные выпускники ни работали. Среди таких навыков: личностный рост, умение взаимодействовать в команде, эффективная презентация.

Преподаватели программы

– Важной характеристикой программы является ее преподавательский состав. Мы рассчитываем на участие в программе практиков, что обеспечит хорошее сочетание между академической подготовкой и практико-ориентированным походом. Практики очень хорошо понимают, что нужно с точки зрения бизнеса, а в ИБДА Президентской академии много преподавателей, которые умеют давать академически необходимый базис для студентов.

На программе планируется задействовать классических академических преподавателей РАНХиГС, таких как профессор Александр Чеканский – д.э.н., декан факультета стратегического управления ИБДА РАНХиГС, который давно и успешно ведет курсы по экономической теории, а также его коллегу, д.э.н., замдекана факультета Веронику Коцоеву, она является также директором программа МВА для руководителей с экономическим управленческим образованием ИБДА РАНХиГС. С точки зрения практиков, программой очень заинтересовалась компании Psychea, занимающаяся поведенческой аналитикой, в частности, один из ее учредителей Олег Клепиков.

Об аккредитациях

– Наша программа находится в структуре программ Института бизнеса и делового администрирования, который уже имеет аккредитации CEEMAN, AMBA. В настоящее время в финальной стадии находится процесс аккредитации AACSB. Более того, бизнес-школа NEOMA обладает тремя международными аккредитациями. У нас есть уверенность, что программа также получит все необходимые аккредитации со стороны международных аккредитационных агентств.

Форма обучения и поступление

– Продолжительность обучения студентов на программе бакалавриата «Управление прорывными проектами в международном бизнесе» Президентской академии и NEOMA Business School (Франция) составляет четыре года. Это очная программа, которая будет интенсивной и насыщенной.

Для поступления на программу необходимы три классических ЕГЭ, которые сдает любой российский школьник: иностранный язык, профильная математика и русский язык. Прием документов на программу проводится в установленные Академией сроки, которые едины для всех абитуриентов РАНХиГС. Кроме того, 12 июля пройдет День открытых дверей, на котором любой желающий сможет узнать все подробности о программе.

О стоимости программы

– Стоимость программы определена в 578 тыс. рублей в год, и эта стоимость фиксируется на все четыре года обучения. Платить студентам нужно будет в России, в ИБДА РАНХиГС – два года обучения во Франции (3-4 курс) студенты также оплачивают только в России и не вносят никакую дополнительную оплату за обучение во Франции. Если же подавать заявку напрямую во Францию, то придется платить более 800 тыс. рублей в год.

Второй момент, который стоит понимать, – это интенсивная языковая подготовка на первых двух курсах (10 часов в неделю французского языка и 6 – английского), которая всегда индивидуализирована. Если взвесить все выгоды, которые дает программа, то сумма большая, но компромиссная. Стоит отметить, что в отношении скидок действуют все базовые правила и процедуры, которые существуют у Академии и ИБДА. С ними можно ознакомиться на сайте. К тому же всегда есть скидка для тех, кто в процессе обучения показывает хорошие результаты.

Источник: http://www.ranepa.ru/sobytiya/novosti/programma-upravlenie-proryvnymi-proektami-v-mezhdunarodnom-biz...

ranepa.ru
ranepa.ru
Интервью академического директора новой программы двойного диплома бакалавриата «Управление прорывными проектами в международном бизнесе» Алексея Свищева

Подробнее

iz.ruiz.ru
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

Центробанк и Минэкономразвития обсуждают вопрос оказания господдержки малым и средним предпринимателям при размещении их акций на бирже или выпуске облигаций. Об этом «Известиям» рассказал руководитель Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финуслуг ЦБ Михаил Мамута. Эксперты оценивают расходы бизнеса на выпуск акций или облигаций в 5–6 млн рублей. Чтобы инструменты стали востребованы среди некрупных предприятий, государство должно субсидировать до 90% этих затрат, уверены они.

... 

Сейчас расходы компаний на выпуск акций или облигаций составляют минимум 5–6 млн рублей, рассказал «Известиям» доцент РАНХиГС Теймураз Вашакмадзе. Из этих средств 1 млн рублей приходится на аудит компании, еще 1 млн рублей стоят услуги листингового агента. Оставшиеся 3–4 млн рублей — расходы на юридическую поддержку, маркетмейкеров, рекламу и PR, партнерские соглашения на распространение информации о выпуске акций. По словам эксперта, для того чтобы компаниям было выгодно размещаться на бирже, государство должно субсидировать до 90% всех затрат.

При этом выпуск облигаций эксперт назвал более привлекательным инструментом для малых и средних предпринимателей, чем выпуск акций. Если компания будет выпускать бонды с процентной ставкой 18–20%, то бизнесу было бы выгодно, если бы государство субсидировало 6 п.п. из них.

...

Источник

iz.ru
iz.ru
Доцент ИБДА Теймураз Вашакмадзе дал экспертный комментарий для газеты "Известия" касательно новых мер поддержки бизнеса в России

Подробнее

forbes.ruforbes.ru
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

Почему быть студентом программы MBA сложнее, чем быть спортсменом или отцом троих детей, и какие неожиданные выгоды ждут предпринимателей на этом нелегком пути.

Уже прошло больше года, как я забыл про выходные дни. Все в моем графике перемешалось и сдвинулось, порой я забываю, как я жил до этого. Спорт ушел на второй план, я успел только выполнить очередной half-ironman в прошлом мае, а потом затянуло окончательно. Это не новый проект и не третий ребенок в семье. Просто в прошлом году я поступил на программу MBA. Мечты и реальность, все же, разошлись: там, где я ожидал прорыва, ничего не произошло, зато выгоды оказались в совсем неожиданных направлениях.

Моя история с MBA началась очень давно, я задумался о поиске программы в 2015-ом. Поначалу казалось, что рассматривать программу в России и вовсе не стоит, я питал иллюзорные надежды уехать учиться за границу. Даже не прикинув на коленке бюджета, сразу задумался над поступлением: изучал сайты программ различных заведений, узнал, что есть в природе GMAT (тест для обучения в бизнес-школе) и обязательный для поступления языковой TOEFL.

Уровень моего английского тогда оставлял желать лучшего. Поэтому первое, что я сделал, — пошел изучать язык заново, начал смотреть все фильмы только на английском, на нем старался читать и книги. Когда же я пристально посмотрел на GMAT (даже учебник заказал на Amazon), то сразу понял сложность задачи и отступил. Да, отступил. Я не готов был потратить столько времени на подготовку. Текущий бизнес и семья важнее, твердо решил я. Тогда же начал смотреть на программы в России. Пробой пера было, конечно же, поступление в «Сколково». Прошел тесты, собеседование, сдал английский, но грант я так и не получил. Заплатить за обучение полную сумму в евро я не мог, немного отчаялся и постарался забыть на время про MBA.

Через год я наткнулся на статью, где речь шла о рейтингах MBA в России, так и нашел подходящую мне программу. Критерии были простыми. Во-первых, программа обязательно на английском — вывести язык на новый уровень, довести его до совершенства, читать книги на языке было моей мечтой. Во-вторых, модульное обучение, так как жить в Москве ради этого в мои планы не входило. В-третьих, стоимость не должна была превышать 1,5 млн рублей. И, наконец, в-четвертых, программа должна иметь международный диплом, то есть аккредитацию. В выбранной мною программе все сложилось один к одному и я был готов окунуться с головой во все новое.

Обучение началось в апреле 2017 года, как говорят, с места в карьер. Модули обучения шли один за другим каждые две недели. Например, ты учишься 2-4 дня с утра до вечера с перерывом на обед. Я вообще не очень люблю сидеть на месте, поэтому первое время концентрироваться на предмете в течение долгого времени было пыткой. Постоянное желание заглянуть в телефон или компьютер не оставляет меня до сих пор. На модуле в основном дают теорию, причем подразумевается, что ты уже готов ее воспринимать. Заранее, через специальный портал, раздают материалы для ознакомления. Иногда там пусто, а иногда список кейсов и книг для прочтения тянется далеко вниз. После модуля дается задание и всего три недели на выполнение. Вы думаете, это много? Отнюдь. Когда модули два раза в месяц, то после окончания одного уже наступает время сдавать задание по предыдущему модулю. Выходит, что учеба постоянно присутствует в твоей жизни.

Впервые в жизни я столкнулся с понятием «плагиат». Точнее я сам наплодил плагиат. Признаюсь, что первую серьезную работу я наполовину списал из интернета. Толком не разобравшись в цитировании и правилах использования чужих идей, я в итоге получил 0 баллов. «В награду» за это весь летний отпуск я переписывал задание по International Marketing. Еще одна особенность итоговой оценки, это весы между различными заданиями. Например, тест на модуле идет за 40%, а домашнее задание за 60%. Таким образом, я провалил дисциплину под названием Innovation: не справился с тестом, хотя домашнее эссе сделал достаточно хорошо. Как результат — в новогодние каникулы я все переписывал. Мне понравился подход профессора из Франции: когда я написал ему, что завалил тест на модуле, я аргументировал это тем, что мне не повезло, имея в виду то, что просто «не угадал с ответами». Профессора это сильно удивило, и он прямо указал мне на то, что на модуле вместо учебы я занимался своими делами, поэтому и результат такой. В этом разница систем образования: я привык думать, что несдача экзамена может быть связана с везением, а в представлении француза удача никак не может влиять на результаты, только усердие и концентрация.

Очень увлекательная часть обучения — это выезд на специализацию в главный кампус школы во Францию. Это было мини-приключение с огромным количеством вызовов. Неделя напряженной работы с утра до вечера в группах, где собрались люди из абсолютно разных стран. Моя специализация — «Инновации». Повезло, что группа была всего 9 человек, поэтому отсидеться не удалось. Состав очень разнообразный, студентов различных программ перемешали. Так, наша группа состояла из представителей России, Швейцарии, Индии, Кореи и США.

Моим напарником был Алекс из США, и только благодаря его работе мы выглядели достойно (в следующий раз я буду усерднее учить язык и изучать кейсы). Интересно, что ребята с местной full-time-программы очень сильно отличаются от нас — тех, кто уже давно работает и может учиться лишь part-time. Мало опыта, «книжные» представления о бизнесе, сильное желание остаться во Франции и найти работу, с другой стороны — мастерство презентации и комплексный подход к решению учебных задач. Надо было лучше готовиться! Материал был, но я осилил лишь половину. Зато когда оказался в процессе, пришлось догонять по ходу дела, а это очень тяжело. Любая свободная минута — ты читаешь кейсы. Пять дней рабочего стресса открывают какие-то новые возможности в организме, как в триатлоне!

Однако по результатам только первого года, я могу сделать определенные выводы. Мой английский язык стал лучше лишь в некоторых аспектах, но существенно вырос словарных запас, беглость чтения. Навыки письма и разговора так и остались на прежнем уровне. Домашние задания выполняются на английском языке, но мой уровень не дает прыгнуть выше головы, пишу довольно просто и с русскими конструкциями (несмотря на это, профессора пока что еще меня понимают).

Во-вторых, я привык жить и работать в другом ритме и с другой нагрузкой. Обучение в выходные, да еще два перелета из Ижевска в Москву и обратно, а в понедельник опять на работу. Все это требует огромной концентрации сил: надо успевать гораздо больше и быстрее, домашние задания, которые валятся на тебя одно за другим, не оставляют выбора.

Третий вывод — самый важный. Признаться честно, многое из программы обучения мне знакомо в том или ином виде. Помогают 15 лет предпринимательства за плечами и сотни прочитанных книг. Где-то нахожу для себя новые фишки, а что-то вообще не нравится и ужасно скучно. Но! Неожиданно для себя я получил огромный синергетический эффект для собственного бизнеса. Будто творческая и мозговая активность открываются и начинают беспощадно сыпать идеями: после каждого модуля я привожу 10-20 новых заметок и идей для своих проектов. В процессе учебы я нашел несколько новых направлений и решился на серьезные преобразования. Кто бы мог подумать, что главный плюс будет в этом?

Впереди еще год, большая выпускная работа, модуль по специализации. Надеюсь, эффект от всей этой затеи превзойдет все мои ожидания, как и от процесса обучения на MBA.

Василий Мунтян

Основатель сервиса «Рубашка на заказ»

Источник

forbes.ru
forbes.ru
Отзыв об обучении слушателя программы MBA GEM Василия Мунтяна

Подробнее

bossmag.rubossmag.ru
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

...

Эмиль Мартиросян, доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС:

По моему мнению, немало уже сделано для развития инноваций сейчас, структура экономики РФ разворачивается в сторону технологических, организационных, продуктовых и иных инноваций, однако я бы выделил три ключевых и очень конкретных зоны, которые требуют внимания государства и инвесторов для придания импульса инновационному развитию.

Изложу в виде нескольких действий. Первое действие — это принятие в России закона о защите интеллектуальных прав предпринимателей, их приоритет на результаты своего интеллектуального труда. Дело в том, что любая инновация — это результат творческого труда, на выходе из которого рождается право на торговую марку, технологический патент, ноу-хау и иные объекты интеллектуальной собственности. Это право должно закрепляться и гарантировать предпринимателям их приоритет, который они в дальнейшем смогут капитализировать. Как известно, мир современных инноваций в большей степени ориентируется не на рентабельность создаваемых бизнес-моделей, а их стоимость, капитализацию в будущем. При отсутствии права и защиты на свою интеллектуальную собственность предприниматель не уверен в росте завтрашней стоимости своего бизнеса. Этот же щепетильный вопрос сопряжен с феноменом «корпоративного предпринимательства», когда до сих пор компании и сотрудники не могут понять, кому принадлежит инновация, придуманная сотрудником в рамках компании. Этот вопрос, а именно механизм распределения прав и ответственности также нуждается в разработке.

Второе действие — это принятие закона о венчурах, а именно введение в практику этого института такой формы инвестиций в стартап, при которой молодые предприниматели получают инвестиции не под залог своего имущества или долей в еще не окрепшей компании, а под залог будущих денежных потоков от успешной реализации бизнес-модели. На сегодняшний день молодые предприниматели-инноваторы преимущественно финансируются банками за счет кредитов, в том числе и потребительских. Они должны получить больше финансовых, венчурных и инвестиционных инструментов.

Третье действие — это создание по всей территории России инновационных площадок, или «бирж инноваций», где молодые инноваторы могут защищать свои проекты перед потенциальными инвесторами, фондами из разных индустрий, желающих диверсифицировать свои вложения в бизнес. К сожалению, мы сталкиваемся с прецедентами, когда восемь из десяти молодых стартапов не знают, куда и к кому обращаться за финансированием и инвестициями. Создание «бирж инноваций» упростит задачу стыковки проектов с инвесторами на основе здоровой конкуренции между стартаперами

...

Источник

bossmag.ru
bossmag.ru
Доцент ИБДА Мартиросян Э.Г. дал комментарий аналитическому агентству "БОСС" в отношении российского прорыва в мировой экономике и инновациях

Подробнее

РБКРБК
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

Обучение покупателей франшиз — это фактически инвестиции франчайзера в поддержание стандартов своего бренда. Системы такого обучения динамично развиваются, значительные его блоки переходят в онлайн.

...

Как отмечает доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Эмиль Мартиросян, компетенции российских франчайзи во многом зависят от качества донесения информации, а также знаний о франчайзинговых моделях от самих франчайзеров. По его словам, в некоторых франчайзинговых контрактах обучение является необходимым условием подписания договора, особенно в тех случаях, когда продукт или услуга специфические и новые для российского рынка. Например, в медицинской лаборатории «Гемотест» для франчайзи в течении года проводят несколько обучающих циклов в собственном обучающем центре.

...

Источник

РБК
РБК
Доцент ИБДА Мартиросян Э.Г. прокомментировал для РБК+ вопросы обучения франчайзингу в России

Подробнее

РБКРБК
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

Главные темы ХХII Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) — экономика доверия, цифровизация финансовой сферы и привлечение инвестиций на Дальний Восток. Организаторы ожидают рекордное число участников.

В этом году форум в Санкт-Петербурге пройдет с 24 по 26 мая. Выбор более ранних дат связан с проведением чемпионата мира по футболу, который в середине июня впервые в истории мировых первенств примет Россия. Впрочем, сдвиг сроков никак не скажется на посещаемости ПМЭФ-2018. Форум обещает побить все рекорды по числу участников — ожидаются 15 тыс. гостей более чем из 140 стран.

...

На форуме действительно ожидается рекордная инвестиционная активность. Напомним, что в 2017 году было подписано 386 инвестиционных соглашений на сумму более 2 трлн руб., а в 2016-м, на юбилейном, 20-м по счету, форуме было подписано 356 соглашений на общую сумму свыше 1 трлн руб. По мнению доцента Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Эмиля Мартиросяна, инвестиционных соглашений будет больше, чем в прошлом году. «Во-первых, очень много инициатив в области инфраструктурных проектов получили межстрановые согласования; во-вторых, я ожидаю, что предстоящий форум станет форумом соглашений в области запуска совместных с зарубежными партнерами проектов в области высокотехнологичных ИТ-проектов и сервисов», — говорит эксперт. В результате, по его словам, объем инвестконтрактов ИТ-индустрии превысит сырьевые контракты. Однако важен не только объем подписанных соглашений, но и их качество, а именно структурная и индустриальная направленность, добавляет Эмиль Мартиросян: «Важнейшим KPI должна быть доля инвестиций в высокотехнологичные проекты по отношению ко всем подписанным инвестиционным соглашениям — этот показатель может быть 50%, и именно он обусловит структурное изменение экономики России в сторону производства и экспорта высокотехнологичной готовой продукции».

...

Источник

РБК
РБК
Доцент ИБДА Мартиросян Э.Г. прокомментировал для РБК+ вопрос прогноза результатов инвестиционного раунда ПМЭФ

Подробнее

tass.rutass.ru
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48


4700921.jpg

Программа Executive MBA Школы Менеджмента Университета Антверпена предоставляет элитное европейское образование для менеджеров западных и российских компаний.

17 мая состоялся торжественный прием в резиденции Посла Королевства Бельгии в РФ в честь 20-летия реализации программы Executive MBA, которую Институт бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС проводит совместно с бизнес-школой Антверпена (Antwerp Management School).

На торжественном приеме выступили посол Королевства Бельгии в РФ Жан Артур Режибо, проректор, директор ИБДА РАНХиГС, президент РАБО Сергей Мясоедов, академические директора программы ЕМВА Antwerp Management School Михаил Зайцев (со стороны ИБДА РАНХиГС) и Кун Ванденбемпт (со стороны Antwerp Management School). Кроме того, выступили первый академический директор программы Лилиан Ван Хуф, декан Antwerp Management School Пол Маттисенс и бизнес директор программы ЕМВА Antwerp Management School Питер Рафферти, а также президент Schneider Electric в России и СНГ Йохан Вандерплатсе.

В своем приветственном слове проректор, директор ИБДА РАНХиГС Сергей Мясоедов отметил: "Мы начали эту программу в 1998 году, после дефолта. И не просто выжили, программа активно развивается и пользуется большим спросом. Для бизнес-школы очень важны эмоциональная вовлеченность, agile-метод управления проектами. Мы можем научится у выдающейся бизнес-школы Антверпена лидерству, фантастической приспособляемости и гибкости, умению обучать представителей бизнеса. Я счастлив, что мы работаем все это время как одна команда, что у нас так более 700 выпускников. Эти люди получают важные назначения, они становится мостами между нашими бизнес-культурами". Сергей Мясоедов поблагодарил посла Королевства Бельгии в РФ Жана Артура Режибо и всех коллег за старания и пожелал удачи и дальнейших успехов.

В рамках торжественного приема выпускники программы рассказали о своих впечатлениях об обучении. Среди них: директор по проектам GE Healthcare Андрей Быченко, зам. генерального директора по экономике и финансам ООО "ЛУКОЙЛ Центрнефтепродукт" Лилиана Байбурова, старший вице- президент ITD Schneider Electric в России и СНГ Наталья Макарочкина, член правления Банка Москвы Светлана Толкачева и директор по развитию компетенции продаж PepsiCO Жанна Бухарина. Выпускники высоко оценили полученные на программе знания, и отметили, что программа сильно помогла им не только в продвижении по карьерной лестнице, но и в жизни.

Программа Executive MBA Школы Менеджмента Университета Антверпена предоставляет элитное европейское образование для менеджеров западных и российских компаний. Учебные модули программы проходят в Гуанчжоу (Китай), Бостоне (MIT, США), Антверпене (Бельгия). Первый набор на программу был проведен в марте 1998 г. На тот момент совместная программа ИБДА РАНХиГС и Школы менеджмента Антверпена (AMS) стала первой и единственной программой Executive MBA в России. Кроме того, это была единственная программа, по итогам которой слушатели получали диплом европейской бизнес-школы.

Школа менеджмента Антверпена (кроме аккредитации Бенилюкса NVAO, которая позволяет выдавать государственный диплом Бельгии, в частности и по программе Executive MBA) имеет две престижные международные аккредитации – AACSB и AMBA. Кроме того, у нее есть аккредитация Бенилюкса NVAO, которая позволяет выдавать государственный диплом Бельгии, в частности и по программе Executive MBA. Все программы МВА и Executive MBA ИБДА РАНХиГС также имеют аккредитацию АМВА. Таким образом, совместная программа Executive MBA Антверпена в ИБДА имеет две престижные международные аккредитации.

С 2012 г. программа входит в рейтинг Financial Times топ-100 лучших Executive MBA мира. Это единственная программа Executive MBA в России, которая входит в рейтинг Financial Times. Выпускники программы Antwerp Management School получают два диплома: государственный диплом Бельгии об окончании программы ЕМВА и Диплом ЕМВА Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА). За 20 лет выпускниками программы стали более 700 человек, занимающих ведущие посты в российских и зарубежных корпорациях.

Источник

tass.ru
tass.ru
Первой российской программе Executive MBA ИБДА РАНХиГС с бизнес-школой Антверпена – 20 лет

Подробнее

ranepa.ruranepa.ru
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

Проректор РАНХиГС, директор ИБДА РАНХиГС Сергей Мясоедов, председатель Международного наблюдательного совета AACSB по Европе, Ближнему Востоку и Африке, принял участие в торжественной церемонии утреннего открытия Лондонской фондовой биржи.

Собравшихся поприветствовал президент AACSB International Том Робинсон и отметил, что это мероприятие символизирует необходимость тесной связи бизнес-образования, бизнес-школ с реальным бизнесом. Он подчеркнул, что в нынешних условиях этот альянс должен стать еще прочнее, а бизнес-образование должно служить интересам реального бизнеса.

Сергей Мясоедов рассказал об AACSB и роли аккредитации для бизнес-школ:

«AACSB – это самая крупная и старейшая ассоциация бизнес-школ. В нее входят бизнес-школы со всех континентов планеты, в прошлом году она отметила свое столетие. Эта аккредитующая ассоциация обеспечивает самую высокую из признанных во всем мире аккредитацию качества. В знаменитой аккредитации “Тройной короны” наиболее престижная – именно AACSB.

Получение аккредитации AACSB занимает от 5 до 6 лет, поскольку это единственная в мире стратегическая аккредитация. Если школа бизнеса заявляет о своей стратегии, то заключает соглашение с AACSB, и Ассоциация на протяжении 6 лет отслеживает, насколько школа развивается, обеспечивая высокое качество, и достигает своих целей. То есть это не один приезд комиссии в бизнес-школу, а шесть визитов и тщательная совместная работа. ИБДА РАНХиГС находится на финальном этапе этой аккредитации (шестой год), и мы ожидаем приезд аккредитационной комиссии.

AACSB является самым признанным инноватором бизнес-образования мира. Один из ее лозунгов – “быть лидером для лидеров”, только сильные ведущие бизнес-школы могут заниматься подготовкой лидеров для национальных экономик, для крупнейших предприятий, для малого и среднего бизнеса. Готовить лидеров могут только те, кто мыслит инновационно и кто сам является лидером.

AACSB ежегодно проводит целый ряд конференций, на которых, кроме аккредитационных вопросов и вопросов качества бизнес-образования, рассматриваются актуальные вопросы стратегии развития бизнес-образования. В фокусе внимания последних конференций вопрос о том, насколько бизнес-образование и бизнес-школы реально служат интересам бизнеса. Второй вопрос, вытекающий из первого, – насколько критериями качества образования должны являться критерии качества преподавания в бизнес-школах и качества научных исследований в бизнес-школах. Здесь есть очень большая вилка в подготовке практиков-менеджеров или ученых исследователей.

Пока во всех международных рейтингах вопросы фундаментальных научных исследований находятся во главе. Пока дискуссия идет по поводу того, что в бизнес-образовании надо говорить об обязательном сохранении научного исследования в бизнес-школах, но это должны быть прикладные научные исследования, направленные на изучение процессов в реальном бизнесе, чтобы помочь реальному бизнесу их совершенствовать, а не на оторванные научные изыскания, которые может понять в мире только несколько десятков человек. На сегодняшний день большинство университетов придерживается позиции, что прежде всего должна быть фундаментальная наука.

Бизнес-образование служит бизнесу, и в настоящее время российские бизнес-школы и российское бизнес-образование в рамках российских университетов все время критикуют за излишнюю теоретичность, за то, что они преподают для бизнеса так же, как преподают для университетских студентов. Критикуют за то, что российские профессора не знают практики, никогда не работали с бизнесом.

Также идет речь о том, что большинство исследований российских университетов не помогает бизнесу решать проблемы, что это исследование теоретических вопросов, которые важны для науки, но для бизнеса актуальности не имеют. Поэтому дискуссия, начатая AACSB, сейчас очень актуальна. Это фактически разворот мирового бизнес-образования на новый курс.

В начале 60-х гг. прошлого века Фонд Форда (Ford Foundation) нанял группу ученых, которые провели исследования, связанные с качеством программ бизнес-школ, и пришли к выводу, что бизнес-школы занимаются тренингами в обеспечении интересов клиентов сегодняшнего дня, не дают клиентам стратегии, не развивают их личностный потенциал, что бизнес-школы не опираются ни на какую серьезную исследовательскую платформу. Поэтому тогда же было решено наладить серьезную исследовательскую базу.

Создается впечатление, что на сегодняшний день бизнес-школы вслед за университетами опять стали слишком много заниматься оторванной от практики теорией. Надо заниматься научными исследованиями, но теми, которые дают отдачу для бизнеса и помогают бизнесу решать реальные бизнес-проблемы. Об этом же говорит российский бизнес, эти же вопросы обсуждались на Гайдаровском форуме, об этом же говорят сейчас руководители ведущих университетов России. То есть идет дискуссия о том, что бизнес-образование служит бизнесу и должно помогать бизнесу решать его реальные, прикладные проблемы.

Что дает бизнес-школам AACSB, ее аккредитация и членство? Членов AACSB около 2000 школ и аккредитованных бизнес-школ – порядка 800. Аккредитация AACSB – это знак качества. Например, если вы хотите установить контакты с любой серьезной бизнес-школой в США или в Европе, то первый вопрос связан с тем, есть ли аккредитация AACSB; второй вопрос – про аккредитацию EFMD, а третий вопрос – про аккредитацию AMBA. То есть аккредитация AACSB дает допуск в верхнюю группу бизнес-школ мира, которых насчитывается несколько тысяч. Получить эту аккредитацию не может бизнес-школа, которая находится ниже четверки по качеству на мировом уровне. В таком случае возможно партнерство с ведущими бизнес-школами мира. AACSB дает уровень признания».

*   *   *

ИБДА РАНХиГС – единственный институт в России, который три раза подряд получил пятилетнюю аккредитацию АМВА

Источник

ranepa.ru
ranepa.ru
Директор ИБДА С.П. Мясоедов рассказал об AACSB и роли аккредитации для бизнес-школ

Подробнее

ranepa.ruranepa.ru
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

В этом году исполняется 20 лет реализации программы Executive MBA, которую Институт бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС проводит совместно с бизнес-школой Антверпена (Antwerp Management School). Руководитель программы, заместитель директора ИБДА РАНХиГС, академический директор международных программ МВА и Executive MBA в ИБДА, к. ф.-м. н., доцент Михаил Зайцев подробно рассказал об уникальности программы и новых изменениях.

– Совместная программа Executive MBA со Школой менеджмента Университета Антверпена (AMS) проводится в Академии уже на протяжении 20 лет. Как изменилась программа за это время?

– Первый набор на программу был проведен в марте 1998 г. Наша совместная со Школой менеджмента Антверпена (AMS) программа стала первой и тогда была единственной программой Executive MBA в России. Это также была единственная программа, по итогам которой слушатели получали диплом европейской бизнес-школы.

С тех пор многое изменилось на российском рынке бизнес-образования. Многие сильные европейские бизнес-школы приходили и уходили, а наша программа по-прежнему существует и развивается. Мы начинали работать с маленькой бизнес-школой (она и сейчас небольшая по европейским масштабам), но эта школа всегда была очень тесно связана с бельгийским бизнес-обществом. Антверпен – это место, где на протяжении многих веков пересекаются крупнейшие европейские торговые пути, это второй по величине порт в Европе.

Бельгийцы умеют делать бизнес и отлично знают, как бизнесу учить. Школа менеджмента Антверпена была родоначальником европейских программ Executive MBA. Прообразом такой программы стала корпоративная программа, которую они провели по просьбе компании ALCATEL еще в 1959 г. для инженеров компании, которые доросли до позиций топ-менеджеров и нуждались в формировании более широкого взгляда на бизнес компании. С тех пор, более 55 лет, AMS успешно ведет программу Executive MBA для руководителей европейских компаний. Этот огромный опыт и практическая ориентированность профессоров и консультантов Школы менеджмента Антверпена с самого начала обеспечили успех московской программы у российских менеджеров.

Несмотря на то что по европейским меркам Школа менеджмента Антверпена небольшая, в ней на различных очных магистерских программах обучается чуть более 200 студентов (правда, более чем из 30 стран мира), это элитный бутик бизнес-образования для опытных менеджеров. В ней ежегодно более 2500 менеджеров проходят корпоративные программы и тренинги, а программа Executive MBA Школы менеджмента Антверпена – одна из лучших в Европе.

За 20 лет в нашей совместной программе Executive MBA произошло очень много изменений. Наиболее существенные перемены начались с 2011 г., когда коренным образом поменялось взаимодействие между двумя группами Executive MBA: бельгийской, в Антверпене, и нашей московской группой, в каждой из которых по 20–30 человек. Раньше это были независимые потоки, а начиная с 2011 г. в программу введены три совместных международных модуля, на которых эти группы бельгийских и российских участников программ Executive MBA объединяются и работают в смешанных командах. Это уникальное предложение на российском рынке бизнес-образования, позволяющее российским участникам получить бесценный опыт совместного обучения со своими бельгийскими коллегами и значительно расширить свою сеть бизнес-контактов. В 2011–2014 гг. совместные модули проходили в Москве, Нью-Йорке и Антверпене. С 2015 г. мы проводим их в Гуанчжоу (Китай), в Бостоне (США) и в Антверпене (Бельгия –Голландия).

Первый зарубежный совместный модуль в Гуанчжоу проходит в одной из лучших бизнес-школ Китая Lingnan University College at Sun-Yat-Sen University. Школа имеет все три наиболее престижные международные аккредитации (AACSB, EFMD и AMBA). Модуль посвящен тренингу по международным переговорам, который проводится в смешанных командах российских, бельгийских и китайских участников Executive MBA.

Второй зарубежный модуль в Бостоне посвящен современным проблемам управления цепочками поставок и проходит в Массачусетском институте технологий, всемирно известном MIT (Center for Transportation & Logistics), который, является безусловным мировым лидером в этой области. Преподавание ведут профессора MIT, и участники опять работают в смешанных командах, в которые помимо российских и бельгийских участников теперь входят и американские менеджеры.

Наконец, третий модуль начинается в Школе менеджмента Антверпена с предзащиты командных мастерских проектов, а затем перемещается в Голландию, в конференц-центр недалеко от границы с Бельгией (так, чтобы для бельгийцев это тоже был «международный» модуль). Модуль посвящен международному бизнесу и инновациям.

– Имеет ли программа международные аккредитации? Расскажите о достижениях в результате совместной работы с Университетом и Школой менеджмента Антверпена?

– Школа менеджмента Антверпена (кроме аккредитации Бенилюкса NVAO, которая позволяет выдавать государственный диплом Бельгии, в частности и по программе Executive MBA) имеет две престижные международные аккредитации – AACSB и AMBA. Все программы МВА и Executive MBA ИБДА РАНХиГС также имеют аккредитацию АМВА. Таким образом, совместная программа Executive MBA Антверпена в ИБДА имеет две престижные международные аккредитации.

С 2012 г. программа входит в рейтинг Financial Times топ-100 лучших Executive MBA мира. Стоит отметить, что это единственная программа Executive MBA в России, которая входит в рейтинг Financial Times. Некоторые другие уважаемые европейские бизнес-школы, работающие в России, также входят в этот рейтинг. Но там речь идет только об их программах у себя на родине, а не в России. В случае нашей программы в рейтинге явно указано, что программа проводится в Бельгии и в России.

Этот рейтинг основан, прежде всего, на опросах российских и бельгийских выпускников нашей совместной программы. Свой обзор непосредственно для Financial Times наши выпускники дают через три года после окончания программы. 40% рейтинга связаны с ответом выпускников на три вопроса: какая у вас сейчас зарплата, насколько она выросла за три года, насколько ваши ожидания на момент поступления на программу оправданы сейчас. Конкуренция на глобальном рынке Executive MBA исключительно велика. Однако, несмотря на колоссальное давление со стороны школ США и Китая, оттесняющих своих европейских конкурентов с лидирующих позиций этого рейтинга, совместная программа Школы менеджмента Антверпена и ИБДА РАНХиГС входит в рейтинг – и это огромное достижение.

С академической точки зрения, важнейшим достижением нашей совместной программы Executive MBA за эти 20 лет является создание интернациональной команды преподавателей, в которую, кроме профессоров AMS и российских преподавателей ИБДА РАНХиГС, входят также наши общие американские, голландские и китайские партнеры. Важно, что наши бельгийские партнеры не рассматривают российских преподавателей как «тьюторов», помогающих участникам делать домашние задания, как нередко бывает на других зарубежных программах МВА в России. Они справедливо считают, что российская компонента московской программы имеет самостоятельную добавочную ценность, не позволяя программе оторваться от российских деловых, социальных и культурных реалий. Мы постоянно находимся в творческом сотрудничестве с нашими бельгийскими партнерами и совместно думаем о том, как нужно развивать программу и что следует в ней изменить. Именно эта международная команда преподавателей позволяет создать дух глобальной Executive MBA на нашей программе.

– В чем еще заключаются преимущества и уникальность совместной программы Executive MBA с Антверпеном?

– Мы отличаемся от других тем, что никогда не имели никакого финансирования ни от Евросоюза, ни от российского правительства. У нас никогда не было никаких грантов. Только оплата за обучение наших слушателей, что побуждает фокусироваться на реальных потребностях наших клиентов. А это опытные менеджеры, добившиеся определенного успеха в бизнесе и занимающие серьезные позиции в своих компаниях. При обучении они хотят оказаться в среде себе подобных. Поэтому мы очень серьезное внимание уделяем формированию «гомогенной группы» опытных менеджеров (executives). Они из разных областей бизнеса, с сопоставимым бизнес-опытом, положением в бизнесе и мировоззрением, которые могли бы реализовать важнейший принцип Executive MBA: взаимное обогащение при обмене опытом в процессе обучения (Enrichment Through Sharing).

Мы постоянно исследуем, что нужно нашим клиентам, и стараемся сделать обучение для них комфортным. Всю нашу работу мы направляем на то, чтобы помочь структурировать практический опыт наших слушателей. Мы стараемся все время использовать командный формат работы. Даже финальный мастерский проект, который делают слушатели программы, – это командный бизнес-план, будь то инвестиционный стратегический проект для компании, в которой работает один из участников группы, либо консалтинговый проект для третьей компании, или стартап.

В программе EMBA с Антверпеном мы стремимся внести вклад в «деспециализацию». На обычных программах МВА всегда есть несколько специализаций, цель которых – помочь молодым менеджерам эффективно выполнять их функциональные обязанности в компании и, вследствие этого, успешно продвигаться по карьерной лестнице. Цель программы Executive MBA другая. Не важно, из какой функциональной области пришел человек на программу, не важно кто он – финансист или маркетолог, специалист по продажам, IT, операционному менеджменту или обслуживанию клиентов. Важно, что после окончания программы Executive MBA наш слушатель сможет возглавить компанию, стать ее первым лицом. Выпускник нашей программы должен хорошо разбираться во всех функциональных областях менеджмента. Он сможет вести дискуссию, говорить на одном языке с функциональными менеджерами и примирять их часто противоречивые точки зрения для выработки важного для компании правильного стратегического решения.

Выпускники совместной программы Executive MBA Президентской академии получают государственный диплом Бельгии Executive MBA от Школы менеджмента Антверпена.

– Чего сумели добиться выпускники программы?

– Наши выпускники, а их уже более 650 человек, добились значительных успехов. Многие из них возглавляют российские и зарубежные компании. Один из выпускников программы Владислав Соловьев является генеральным директором компании «РУСАЛ». Роман Савушкин является генеральным директором НПК «Объединенная вагонная компания». Директор по персоналу компании Nestle – это наша выпускница Виктория Сидякина. Ежегодно выпускники и слушатели программы входят в Рейтинг Ассоциации менеджеров и ИД «Коммерсантъ» «Топ-1000 российских менеджеров». В настоящее время обучение по программе завершают участники рейтинга 2017 г. – коммерческий директор компании Pfizer Яна Нартова и финансовый директор издательства «Просвещение» Алла Мишакова.

Источник

ranepa.ru
ranepa.ru
Михаил Зайцев подвел итоги 20-летия совместной программы Executive MBA

Подробнее

ng.rung.ru
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

Иран взял двухнедельную паузу для определения судьбы срывающихся контрактов на поставки в страну самолетов Airbus и Boeing после объявления о новых американских санкциях. Антииранские санкции могут создать благоприятные условия для увеличения продаж российской авиационной техники для нужд Тегерана.

...

«Вопрос не в освободившихся заказах, а в четкой потребности заказчика. Россия сможет поставить новые пассажирские самолеты, которые положительно себя зарекомендовали на европейском и азиатском рынках», – сказал «НГ» доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Эмиль Мартиросян. По его мнению, складывающаяся ситуация позволит России конкурировать с Китаем и в поставках другой продукции машиностроения. «В рамках соглашений ВТО и межгосударственных контрактов Россия уже это делает, конкурируя с Китаем. По моему мнению, это нормальная, здоровая ситуация конкуренции индустриальных стран за конкретный рынок сбыта», – говорит Мартиросян.    

Источник

ng.ru
ng.ru
Доцент ИБДА Мартиросян Э.Г. дал комментарий для "Независимой Газеты" в отношении индустриальной конкуренции за поставки пассажирских самолетов на рынок Ирана

Подробнее

Статья Профессора ИБДА А.И. Кочетковой «Техногенный рай»Статья Профессора ИБДА А.И. Кочетковой «Техногенный рай»
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

Прямые контакты сегодня замещают технологии. Это не противоречит меняющимся потребностям людей и при этом очень удобно для компаний и правительств. Ведь вместо того чтобы подпитывать друг друга энергией, люди «кормят» нейросети и дают пищу для самых разных манипуляций. История с утечкой данных из Фейсбука нагляднопоказала, как это работает.

Наличие эмоционального фона в компании не столь выгодно работодателям, как это может показаться со стороны. Он нестабилен, зависит от слишком многих переменных и совсем не обязательно приводит к повышению эффективности.

Знаменитый Хоторнский эксперимент, который был проведен в Америке в 20-ые–30-ые годы для того, чтобы найти связь между эффективностью труда сотрудников фабрики и  улучшением условий труда (в числе которых была организация перерывов), показал два интересных результата. С одной стороны, предсказуемо выяснилось, что вместе с ростом внимания работодателей к своим сотрудникам растет производительность их труда. С другой, стало ясно: как только сотрудники начинают между собой общаться, они говорят не только о «хорошем», но также с радостью обсуждают проблемы, источником которых является работодатель.

Прошло почти сто лет. За это время общество заметно изменилось. Если до электронного периода в истории человечества люди стремились контактировать друг с другом, то в последние годы потребность в физическом общении между людьми уходит на задний план. Стоит признать, что мы уже давно компенсируем недостаток общения в соцсетях и в кругу родных. О коммуникациях в прежней форме ностальгируют, пожалуй, только те, кто еще помнит о них.

На фоне этих изменений произошла очень интересная вещь: обезличивание современного общества сегодня все больше напоминает период индустриального подъема столетней давности — эпоху конвейерного производства, где человек являлся приложением к механизму. Тем самым «человеческим фактором», без которого не обойтись, но который, как ни крути, всегда был большой помехой для бесконечного повышения  производительности труда. И социальные перемены, которые мы переживаем сегодня, с каждым годом снимают эту проблему. Люди все меньше нуждаются в «человеческом». Даже во время деловых встреч, в театре, где угодно — они постоянно пользуются гаджетами. Это нормальная форма бытия, которая, не удивлюсь, распространяется и на минуты интимной близости. Человек все стремительнее уходит в электронный мир и виртуальную реальность, где сегодня протекает бо́льшая часть его жизни.

Признаки жизни

Недавно в одном из московских вузов на стене я заметила список студенческого совета, в котором кроме прочего были перечислены хобби студентов. Во многих случаях отдельным пунктом после «музыкантов» и «лыжников» стояло слово «геймер». Даже если не брать во внимание конкретно страсть к играм, можно констатировать, что тотальная геймификация в ее разных проявлениях все больше проникает в нашу жизнь: мы общаемся с помощью масок, аватарок, своих «представителей», субличностей; у нас тысячи «друзей», а не трое, как раньше — и никого это особенно не тревожит. Этот мир («богатый и разнообразный») постоянно находится в нашем кармане и даже, если это не запрещено, перемещается вместе с нами на работу. Таким образом человек ни на секунду не остается в одиночестве и не испытывает дискомфорта от отсутствия общения с коллегами.

Подобная автономность устраивает не только его, но и работодателя. Можно долго сетовать на то, что человечество себя обедняет, и что на фоне таких изменений разворачивается настоящая трагедия. Впрочем, что тут особенного? В конце концов, в истории человечества уже были периоды, когда люди жили довольно обособленно. Еще совсем недавно людей вообще было немного, поселения были разделены большими расстояниями, и даже поездка в большой город на ярмарку воспринималась как яркое событие, о котором слагались семейные легенды. О дефиците общения в те времена и не думали. Никто даже не знал, что общения может быть много.

Как правило, оно ограничивалось домашним кругом. Что же касается друзей, в большом количестве культур они всегда находились на заднем плане.

Такое положение вещей современным компаниям только на руку — если, конечно же, виртуальная жизнь человека не влияет на процессы, репутацию компании, а сам сотрудник, отвлекаясь на свои дела, не совершает ошибки. Но это далеко не всё! Благодаря технологиям компании с каждым годом получают возможность все больше знать о своих людях.

Мир контролеров

Какую цель преследуют компании всего мира? В идеале — они хотели бы заместить собой весь остальной мир. Для достижения такой цели компании нуждаются в контроле за человеком. Они желают знать о нем если не все, то по крайней мере то, что касается самой компании.

Чем больше корпорации позиционируют себя как демократические системы, тем больше они нуждаются в дублирующих коммуникационных каналах, которые позволяют понять, что происходит в среде на самом деле. Если в жесткой авторитарной среде, где контроль стоит во главе угла, неугодные сразу увольняются, а остальным вполне достаточно демонстрировать лояльность, в свободных системах управляющий не может полностью влиять на поведение сотрудников, какой бы формат лидерства он не выбрал. По сути, мы «приглашаем» людей жить в компанию. Причем людей очень разных. В том числе с чужими ценностями, автономных, зачастую мыслящих и думающих. Таких невозможно контролировать извне — только изнутри. И прежде всего посредством коммуникаций, которые совершает человек (традиционные замеры лояльности и других критериев не составят здесь конкуренции). А посему давайте не будем удивляться, когда в какой-то момент обнаружим, что помимо «большого брата» из интернета в пул наблюдающих за нами добавятся его младшие родственники в виде корпоративных систем слежения.

Признаки нарастания этого тренда появляются постоянно. Один из самых явных симптомов — запрет на использование в рабочее время личных телефонов. Компании объясняют свои требования технологическими причинами, однако на деле это означает, что телефонные разговоры (в том числе с домашними) прослушиваются.

Электронные платформы (прежде всего у крупных компаний), способные накапливать большой объем информации, позволяют строить бесконечную галерею психологических портретов сотрудников. 

Скандал, который совсем недавно разгорелся вокруг Фейсбука и его контрагента, интересен не столько фактом утечки данных, сколько демонстрацией тех возможностей, которые дает изучение психологического портрета человека. Программа, обрабатывающая данные пользователей, позволяла получить настолько точные характеристики, что могла  предсказать поведение людей в различных ситуациях. Такие инструменты нужны не только политикам и правительствам всех стран. В не меньшей степени они — желанная цель всех корпораций, которые всегда мечтали прогнозировать и программировать поведение  человека. И компании, безусловно, постепенно к этому идут — независимо от исповедуемых ценностей. Да, на поверхности мы можем видеть различные атрибуты свободы (самокаты в офисе, отсутствие дресс-кода и так далее); сотрудников призывают: «Летайте, творите, живите!». Однако работодатели будут спать спокойно: «чипированные» курицы (а как можно заметить, чипы, вращенные в человеческий организм, экспериментально уже применяются в некоторых западных компаниях) никогда не уйдут с птичьего двора. Они всегда будут в зоне досягаемости «пульта».

Впрочем, чипы — все-таки дело будущего. Пока компании вполне могут обойтись другими способами контроля: корпоративные телефоны, интернет и биометрия позволяют в любой момент времени понимать, что делает сотрудник.

Тишь да гладь

Любопытно, но неожиданно мы получили аналог рабовладельческого строя и крепостного права, который пришел откуда не ждали — вместе с новыми технологиями. Если в прежние времена проблему контроля решали с помощью грубой физической силы (раба просто напросто приковывали к рабочему месту или орудию труда), то современные разработки сделали все, чтобы сотрудники не обращали большого внимания на свою «привязанность» к работодателю.

Таким образом, мы возвращаемся в самое начало развития социотехнических систем, только теперь люди становятся приложением не конвейерного, а роботизированного производства. Именно поэтому все чаще в ряду требований к персоналу мы слышим об «алгоритмичном мышлении», «дисциплинированности», «быстроте принятия решений» и др. В таких условиях замещение обычных человеческих проявлений технологическими решениями крайне выгоды бизнесу. Тем более что сами сотрудники уже согласились с таким форматом жизни. Люди добровольно отказываются от «человеческого», они вовсю осваивают роль киборгов и полуавтоматов, и никто не собирается их с этой иглы снимать. Зачем? Для того чтобы мир стал совсем идеальным, остается только усовершенствовать технологии дополненной реальности.

Известно, что человека нельзя кормить одним лишь сладким кефиром. Если в коллективе тишь да гладь, жди: скоро появятся психопаты. Для компаний идеальный психологический климат и ровные отношения — всегда палка о двух концах. Избыток комфорта всегда оборачивается скрытой агрессией. В разные времена компании решали эту проблему по-разному.

Сначала мудрые японцы устанавливали в офисах чучела для битья. Затем мудрые  американцы взялись за тренинги и корпоративы. Потом мудрые европейцы начали практиковать коучинг и заниматься вопросами контроля управления человеческими эмоциями. Иными словами, мир всегда ломал голову над тем, как нивелировать избыток человеческих чувств. Все эти вопросы с лихвой решает виртуальное пространство, способное сымитировать эмоции, которые очень сложно получить в обычной жизни.

Не хватает агрессии? Зашел в виртуальную среду, раскрошил «врагов» и вернулся, довольный и счастливый. Хотел печали, трепетности, сантиментов — пожалуйста! Есть также программы, способные оживить воспоминания, а следом появится софт, реализующий мечты. В обычной жизни ничто не дается настолько легко, а потому люди никогда не откажутся от новых возможностей. Когда-нибудь прогресс достигнет таких «высот», что люди будут не только ходить в шлемах, но даже спать в них. И такой сценарий развития также выгоден властьимущим: не будет ни революций, ни других угроз, ведь в мире биороботов никаких конфликтов быть не может. Таким образом, мир неизменно движется к своей давней мечте, о которой предупреждали многие писатели-фантасты. Согласно законам нового мира, сверху будет идиллия и красота, а внизу — несвобода и тоталитаризм.

Матрица-3

Очень многие эксперты не устают говорить о том, что уделом человека, вокруг которого будут работать трудолюбивые роботы, останется творчество. Однако мы не можем предположить, до какого момента в этом будет необходимость. Свобода мысли и полет фантазии нужны до тех пор, пока мир развивается. В момент, когда с помощью творцов он обретет свою законченную форму, потребность в них тоже исчезнет.

Поэтому сценарий культового фильма «Матрица» уже не кажется таким уж фантастичным. Фактически нам весьма точно показали тот самый предел развития человечества, к которому естественным образом стремится мир: не исключено, что когда-нибудь человек будет нужен только как источник энергии (чего добру пропадать). И я не вижу особых причин, которые могли бы препятствовать такому развитию событий, в условиях того, что все механизмы управления всегда стремятся к тоталитарности. Сложно только сказать, когда именно это произойдет: темпы развития могут быть разными, а вероятные катаклизмы способны отложить такой сценарий на неопределенный срок.

Зато почти с уверенностью можно утверждать, что при таком развитии событий человечество исчезнет. Если роботы научатся самовоспроизводиться, «покой» может быть вечным.

Говорить о том, что все возвращается на круги своя, в нашем случае я бы не стала. В настоящий момент на планете происходит очередной этап глобального вымирания видов, а как показывает история Земли, «оттуда» никто не возвращается. По крайней мере, динозаврам не удалось воскреснуть до сих пор.

В последнее время эксперты также много говорят о необходимости возрождения гуманитарных наук — ради спасения человечества. Однако и это всего лишь рефлексия немногих думающих людей, которые отдают себе отчет в происходящем. На фоне возрастающей потребности в технарях, гуманитарные науки будут все больше уходить в тень (особенно в России, где гуманитарное образование давно находится в явном упадке). При этом технологические прорывы будут все больше компенсировать ее деградацию. 

Зачем учить языки, если все сделает программа? Зачем заниматься живописью, если это под силу новым алгоритмам? Культ «жвачки», которую с такой готовностью нам предлагает наиболее суггестивное СМИ — телевидение, поможет забыть о существовании самой потребности в великих достижениях. И Россия в этом смысле также находится на «особом положении». Если Восток всегда был верен традициям (и в этом находил источник  самосохранения), а Запад активно развивает креативную зону, поддерживая некоммерческие проекты с помощью развитой системы грантов, наша страна становится все более уязвимой.

Источник

Статья Профессора ИБДА А.И. Кочетковой «Техногенный рай»
Статья Профессора ИБДА А.И. Кочетковой «Техногенный рай»
О проблемах построения психологического климата в компаниях скоро можно будет забыть. Просто напросто потому, что сотрудники стали меньше общаться.

Подробнее

forbes.ruforbes.ru
ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
Москва, просп. Вернадского, д. 82.8 (495) 937 07 48

Можно говорить о неправильной методологии, создавать свои рейтинги бизнес-школ или довольствоваться участием в рейтингах стран третьего мира. Но если мы хотим войти в круг лучших, надо играть по определенным правилам.

Для начала давайте определимся, о каких рэнкингах мы говорим. Ведущих международных рейтингов бизнес-школ три: Financial Times, Wall Street Journal, U.S. News & World Report. Для Европы, к которой относится Россия, определяющим является рэнкинг Financial Times. Участие в остальных непринципиально.

Чтобы попасть в рэнкинги Financial Times или Wall Street Journal, необходимо выполнить определенное количество формальных требований. Первое неписаное правило: «Если у вашей бизнес-школы нет хотя бы одной из двух ведущих институциональных аккредитаций — аккредитации ААCSB International, как самой громкой, сложной и престижной, или в крайнем случае институциональной аккредитации EQUIS Европейского фонда развития менеджмента (EFMD), — то вашу школу в этот рэнкинг просто не возьмут».  

Существует еще так называемая аккредитация Тройной короны (Triple Crown accreditation) — получение бизнес-школой одновременно трех аккредитаций: AACSB, EFMD и AMBA International. Triple Crown немедленно выводит вашу школу в клуб суперэлиты. Ибо из 17 000 бизнес-школ мира аккредитацию Тройной короны имеют только 84, включая великий Гарвард, Стэнфорд, IMD (Lausanne), INSEAD и другие. Если школе удалось пробиться в высшую лигу, у нее появляется реальный шанс не только попасть в престижный международный рэнкинг, но и занять в нем достойное место. 

Это техника вопроса. Мы можем с ней соглашаться или не соглашаться. Мы можем поступить, как некоторые наши очень уважаемые университеты, заявляя «а судьи кто?», можем создавать собственные рэнкинги, можем довольствоваться участием в рэнкингах стран третьего мира, заявляя, что они и есть самые важные. Это вопрос выбора. Но если мы хотим войти в круг лучших, надо играть хорошо и по правилам. А это долго, дорого и трудозатратно. И далеко не все к этому готовы.

Бизнес-образование в России

На сегодняшний день в Российскую ассоциацию бизнес образования (РАБО) входит около сотни бизнес-школ, образовательных бизнес-центров, тренинговых, коучинговых, консалтинговых центров и т. д. Но из всего этого многообразия имеют право пройти институциональную аккредитацию в лучшем случае полтора десятка.

По классификации Ассоциации Тройной короны бизнес-школа, которая встроена в структуру университета, имеет право называться бизнес-школой, если у нее есть свой бренд, сайт, собственная команда преподавателей, отличная от команды преподавателей университета, своя маркетинговая политика, свой портфель программ, который школа имеет право утверждать самостоятельно, свой бюджет и своя ценовая политика, которая может отличаться от ценовой политики университета. При отсутствии одного из этих элементов бизнес-школа не рассматривается как самостоятельный игрок, к аккредитации не допускается и фактически остается одним из университетских факультетов, который может «поиграть» в бизнес-образование, но не более того.

Между тем бизнес-школы, существующие в системе российских университетов, зачастую оказываются в положении «золушки»: в них видят не более чем удобный инструмент для зарабатывания «коротких» денег. Об их самостоятельности говорить не приходится. Это в лучшем случае переименованный факультет экономики или менеджмента. А бывает, что и отделение факультета.

Почему это происходит? Прежде всего потому, что те, кто принимает решения, обычно не имеют представления о бизнес-образовании. Испытывая гордость за свой университет, они считают, что их профессора, их большой бренд, их ценовая политика, их программы должны оставаться одними из лучших и без бизнес-школы. А между тем университетские преподаватели часто не могут работать со слушателями взрослых программ бизнес-школы. Там задача преподавателя — вытянуть из взрослых, состоявшихся руководителей, которые к ним пришли, накопленный ими опыт, и на основании этого опыта дать им знания. Такой преподавательский процесс требует специальной подготовки и совсем не похож на преподавание студентам университетов. Нашим чиновникам необходимо понять, что бизнес и управленческое образование — направление особое.

Поэтому очень важно, чтобы понятия «бизнес-образование» и «бизнес-школа» были бы уже зафиксированы в российском законодательстве. А профессию управленца надо выводить в число наиболее уважаемых. Потому что именно управленцы организуют победы и в производстве, и в создании сферы услуг, и в финансовой деятельности, и в прорывных технологиях, и где угодно. 

Когда на форуме «Россия — страна возможностей» 2018 года подводились итоги конкурса для студентов по разным направлениям, первыми награждались победители в области экономики, математики, физики, искусственного интеллекта, IT и робототехники, а последними — «люди, человеческий фактор, человеческий капитал». И в эту номинацию наряду с врачами-стоматологами попали менеджеры. Менеджер, который оказывается в конце списка, — это, что называется, «оговорка по Фрейду». Физика, экономика, аналитическая математика, робототехника, IT-технологии — все это прекрасно и должно развиваться. Только развивать это могут и должны люди, и именно они являются двигателями всего.

И вот эта-то «оговорка по Фрейду» и дает главный ответ на вопрос, почему на сегодняшний день всего несколько российских бизнес-школ имеют возможность задуматься об участии в супераккредитациях и суперрейтингах, имеют желание и ресурсы этим заниматься. А остальные либо не могут, либо не хотят.

Источник

forbes.ru
forbes.ru
Статья Директора ИБДА С.П. Мясоедова «Плохому танцору: почему российские бизнес-школы не считаются лучшими»

Подробнее


Задайте нам свой вопрос с помощью формы обратной связи

Выберите тематику вопроса

Введите символы с картинки
Обновить

Наши менеджеры ответят Вам в течение одного
рабочего дня. Спасибо!